• Приморские партизаны. Вся хроника с места событий • 
Хроника событий глазами очедидцев..
В этом подфоруме включена возможность просмотра тем в одностраничном варианте. Откройте любую тему и прочтите спецсообщение над темой. Нажмите на само спецсообщение над темой. Значки к темам обозначают: восклицательный знак - тема почищена от пропавших изображений, звездочка - в теме заполнены СЕО описания, значок с буквой F - в теме все изображения заменены вложениями.
Теги к теме для индексации ботами поисковых систем. Это стоит заполнять! • Спецоперация по поиску и уничтожению бандитов, объявивших войну милиционерам, продолжается в Приморье • Теги к теме для индексации ботами поисковых систем. Это стоит заполнять!

    Приморские партизаны. Вся хроника с места событий

Сообщение Разместил Pthelovod 07 июн 2010, 11:48

Спецоперация по поиску и уничтожению бандитов, объявивших войну милиционерам, продолжается в Приморье.
В Приморье в районе поселка Кировский продолжается милицейская операция с использованием вертолетов, привлечением спецназа и сотрудников ФСБ. Цель операции — поиск троих особо опасных преступников, подозреваемых в вооруженном нападении на сотрудников правоохранительных органов. На счету банды убийство стража порядка в селе Ракитное, а также расстрел служебного автомобиля с двумя сотрудниками ДПС ОВД по Яковлевскому району и поджог отделения милиции в селе Варфоломеевка.
NIKON-D90, AF-S 18-105, AF-S 14-24, AF-S 24-70
Счастливым ты не станешь никогда, если не пройдешь неоднократно надежды полный путь туда и безнадежный путь обратно.
Господи! Помоги мне встать на ноги. Хотя, чего это я. Ведь когда я падал, тебя рядом почему-то не было. Где ты был тогда?

Pthelovod
Александр (можно Николаич)
Александр (можно Николаич) 

  Приморские партизаны. Вся хроника с места событий

Сообщение Разместил Pthelovod 10 май 2017, 07:39

Хронология
1. По неофициальной информации, полученной, как утверждают СМИ, из милицейских источников, в начале мая в ОВД Яковлевского и Арсеньевского районов (на самом деле Арсеньевский - это городской округ, а не район) пришли анонимные письма с угрозами в адрес сотрудников правоохранительных органов.
В письмах неизвестные требовали прекратить творящийся в этих районах края «беспредел» милиционеров, прокуроров и судей. Злоумышленники угрожали жесткой местью представителям силовых структур в случае невыполнения своих требований. Спустя около двух недель после получения этих анонимных посланий, неустановленные лица подожгли пост милиции в селе Варфоломеевка.
Странно, почему угрозы поступили именно туда, если все участники группы - жители пос. Кировский (соседний Кировский район). А первое убийство и вовсе происходит в третьем районе - Дальнереченском.

2. Ночью с 26 на 27 мая в Дальнереченском районе в селе Ракитное (в 320 км от с.Варфоломеевка) в своем кабинете был зарезан милиционер. Отделение ограблено, похищены спецсредства, милицейская форма. Угнали его машину "Nissan Sunny".
Это убийство приписали "партизанам", ничего толком не говоря ни о мотивах, ни о доказательствах. Но пока нет ни мотивов, ни доказательств, то это только мысли "кого-то о чем-то" и не более того.

3. В 2-3 часа ночи 29 мая в Яковлевском районе (с. Варфоломеевка) в 320 км от с. Ракитное патрульную машину милиции обстреляли из огнестрельного оружия. Один из милиционеров получил ранения в шею и лицо. Следствие считает, что нападения совершили одни и те же лица.

4. 3 июня в лесу Кировского района (то есть в 61+70 = 131 км от места происшествия) нашелся автомобиль "Nissan Safari" (откуда он взялся и куда девалась угнанная до этого машина "Nissan Sunny" не сообщается) зеленого цвета 1998 года выпуска с госномером Е 818 ЕК 125 RUS, на котором передвигались подозреваемые в расстреле милицейской машины на 61-м километре участка трассы "Спасск-Дальний - Варфоломеевка". Служебная собака также нашла в лесном массиве рядом схрон с патронами, оружием, взрывчаткой и, кто бы мог подумать!, экстремистской литературой (ну анекдот прям!) и пр. Все это хозяйство было заботливо окружено растяжками (видимо, чтобы ночью самим же на них и подорваться). Так же сообщают, что неподалеку была найдена моторная лодка и даже тренировочный лагерь! Ну Рэмбо, ей богу!
Ну и вдобавок оперативники накрыли съемную квартиру в поселке Горные ключи, в которой злоумышленники, естественно, изготавливали взрывчатку. Еще бы! Чтение Ыкстрымыстской литературы до добра не доводит!

5. Ночью 8 июня в 0.30 в районе села Хвалынка Спасского района (примерно в 70 км от поселка Кировский - места , где была обнаружена машина) вновь обстреляли машину ДПС ГИБДД.

6. 9 июня появились сообщения, что днем сотрудники спецслужб окружили пятерых членов этой группы в лесу Спасского района, но им удалось выйти из окружения.

7. 9 июня на сайте Русской службы новостей появляется аудиозапись с отцом романа Савченко, одного из участника группы. Он пояснил, что мотивами действий ребят могут являться факты безнаказанного беспредела сотрудников Кировского РОВД (тем не менее, как видно выше, нападения происходят где угодно, кроме как на Кировское РОВД).

8. 10 июня появились сообщения, что накануне ночью задержан еще один член отряда, совершившей нападения на милиционеров в Приморье. Как сообщает Life News, 18-летнего Романа Савченко задержали у села Михайловское в окрестностях Уссурийска (всего-то в 115 км от Хвалынки, места выхода из окружения). Однако позже прошла информация, что речь идет о некоем сообщнике банды. Официальные СМИ подтверждают информацию о задержании, но фамилию не озвучивают.

9. 10 июня сообщают, что по версии спецслужб, члены приморской банды, нападавшие на милиционеров, могут уже находится во Владивостоке (всего-то в 225 км от места "выхода из окружения" накануне 9 июня) и готовить теракты ко Дню России.
Как сообщалось ранее, в спецоперации «Вулкан» по поиску бандитов, которая началась 8 июня (другие СМИ сообщают, что эта операция идет уже 6 день, кто-то сообщает, что ловят несчастных уже 2 недели, ну да ладно), участвуют 1300 человек, около тысячи из них — сотрудники УВД Приморского края, в том числе бойцы ОМОН.
Не многовато-то для пяти пацанов?

Акция устрашения?
Итак, как видно, история крайне запутанная. Возможно, разные происшествия с разными мотивами в разных местах с участием разных групп лиц хотят склеить в одну версию. Вызывает серьезные сомнения факт установления действительной причастности именно этих ребят именно к этим преступлениям. Не исключено, что ребятам стало известно, что им хотят понавесить за какие-нибудь мелочи "всего и вся" плюс убийство Кеннеди, поэтому и подались в бега. А этот факт теперь и обрастает мифами, к нему теперь и прикручивают теорроризм, убийства и т.д.

Далее. Каковы мотивы нападать на милиционеров из других районов, а не из своего (где творящийся милицейский беспредел, казалось бы, непосредственно касался участников отряда)? Ну в самом деле. Пусть есть мент-злодей, который тебе серьезно насолил, и никакой управы на него нет. Не вытерпел, решил взять отомстить. И что, попрешься за 175 км в другой город и убьешь первого попавшегося милиционера? Это уже не месть и партизанская война (как можно назвать партизанщиной убийство невиновного человека, а, например, не мэра-вора, продажного депутата или криминального авторитета?). Это маразм.

Впрочем, нас и пытаются убедить в том, что эти ребята отморозки и действовали чисто из ненависти к милиции как таковой. А ненавидят они милиционеров потому, что националисты-экстремисты (об этом как бы говорят наспех состряпанные, скорее всего, "досужими форумоседами" "обращения Муромцева"). Кстати "обращение Муромцева", изначально размещенное на форуме приморских националистов, оттуда уже удалено. Оно и понятно. Пошло в массы - дело сделано! Концы можно убирать.

Особую опасность для обывателя не любить милицию и тем более бороться с системой по идейным мотивам нам как бы демонстрирует беспрецедентные меры противодействия - танки, вертолеты, сотни милиционеров, брошенные в поиски небольшого отряда. Бессилие всей этой своры бездельников против кучки пацанов вызывает просто недоумение. Как будто и не особо стараются кого-то поймать. Как будто цель не поимка преступников (в Чечне опытных боевиков гораздо меньшими силами ловят), а наведение страха на обывателя и политически активных граждан. Это в чем-то сродни злобности властей в обеспечении на акциях протеста реальной оппозиции "усиленных мер безопасности" (в виде Уралов, вертолетов, превосходящего количества внутренних войск, милиции и ОМОНа и т.д.)

Очень похоже, что кто-то из кремлевских политтехнологов умышленно нагнетает обстановку с целью устрашения общества и нарастающего количества недовольных ее безответственной антинародной политикой. Мол, "экстремисты" всех мастей, рыпнетесь, - мы вам и не такое сафари устроим!
NIKON-D90, AF-S 18-105, AF-S 14-24, AF-S 24-70
Счастливым ты не станешь никогда, если не пройдешь неоднократно надежды полный путь туда и безнадежный путь обратно.
Господи! Помоги мне встать на ноги. Хотя, чего это я. Ведь когда я падал, тебя рядом почему-то не было. Где ты был тогда?

Pthelovod
Александр (можно Николаич)
Александр (можно Николаич) 

  Приморские партизаны. Вся хроника с места событий

Сообщение Разместил Pthelovod 10 май 2017, 07:45

Брат застрелившегося «приморского партизана» Алексей Сладких попросил политического убежища в Голландии
Старший брат Александра Сладких попросил политического убежища в Голландии

Россиян, претендующих на политическое убежище в Голландии, становится все больше. Очередным соискателем вида на жительство в Нидерландах стал Алексей Сладких — старший брат «приморского партизана» Александра Сладких, застрелившегося во время штурма. Некогда боец спецназа Главного разведывательного управления (ГРУ), участвовавший в чеченской кампании, вот уже две недели живет в одном из голландских лагерей для беженцев и проходит первоначальные бюрократические процедуры. В интервью Сладких рассказал, что в Приморье его били, вынуждали дать признательные показания на «партизан» и не давали устроиться на работу.

Отъезд 27-летнего Алексея Сладких в Голландию совпал по времени с началом судебного процесса над «приморскими партизанами» — первое заседание в Приморском краевом суде состоялось 23 января. На скамье подсудимых шестеро молодых людей, которые в 2009 году объявили охоту на сотрудников милиции. Роману Савченко, Владимиру Илютикову, Максиму Кириллову, Александру Ковтуну, Вадиму Ковтуну и Алексею Никитину инкриминируют в общей сложности порядка 30 эпизодов, наиболее тяжкие из которых — убийство двоих милиционеров во Владивостоке и селе Ракитном, а также четверых подозреваемых в наркоторговле в Кировском районе. Помимо этого на счету «партизан», как считает следствие, нападения на пункты милиции, хищения автомобилей, бандитизм, хранение целого арсенала оружия и т. д. Двое «партизан» — Андрей Сухорада и Александр Сладких — до суда не дожили: они погибли в Уссурийске во время штурма дома, в котором они прятались, силовиками. По официальной версии, оба «партизана» застрелились, по неофициальной — Андрея Сухораду убил снайпер выстрелом в глаз. Всем обвиняемым грозит пожизненное заключение.

— Почему вы решили уехать из России?
— Последнее время, где-то с конца лета 2010 года, мне практически не давали работать. Большинство организаций, в которые я хотел устроиться, так или иначе крышует милиция, причем не важно, частная это организация или государственная. Правда, в последние я практически не совался — там перспектив вообще нет. Естественно, при такой «крыше» да еще с такой фамилией, как у меня, брать никуда не хотели.
— А куда вы пытались устроиться?
— Я хотел работать в ЧОПе. Я даже учился на чоповца. Там сразу начинали проверять мою личность, видели, чей я родственник, какая у меня фамилия, и говорили: «Извини, взять не можем, сам понимаешь». Жизни практически не было, перебивался случайными заработками. Нелегально подрабатывал в портах, на судах, разгружал мешки, какое-то оборудование, практически не спал. Короче, рассчитывать на нормальную жизнь мне уже не приходилось, это было понятно. Самое смешное, что я не мог устроиться даже в такси, хотя там постоянная текучка кадров.
— Когда вы поняли, что нужно уезжать, и почему выбрали именно Голландию?
— Решил, когда близкий друг приехал из Голландии, точно не скажу, но это было не так давно. Мы посидели, поговорили, он мне сказал, что есть такая страна, в которой могут помочь, мол, в любом случае из России нужно уезжать, потому что это не дело, когда хороший человек не может нормально жить, когда его пытаются обвинить в том, чего он не совершал. Близкие друзья, которые в целом поддерживали поступок пацанов («приморских партизан». — «Газета.Ru»), собрали мне денег, где-то около 60 тысяч рублей, их мне хватило на путевку в один конец. Вообще я боялся ехать через Россию — через тот же Владивосток или Шереметьево. Думал, что меня поймают, не выпустят.
— А были основания так думать?
— Ну, я судил по тем проблемам, с которыми я сталкивался при поиске работы. Не знаю, по базам меня проверяли или еще как-то, но работать не давали, была какая-то абсолютная блокада. Думал, то же будет и с перелетом. Если честно, я до сих пор не понимаю, как меня выпустили.
— Когда в итоге вы в Голландию приехали?
— Приехал в декабре, переждал праздники у знакомого. По дороге я где-то простудился, очень устал, лежал, лечился. А уже в январе товарищ довез меня до лагеря для беженцев (в каком городе находится лагерь — Алексей Сладких не говорит в интересах собственной безопасности. — «Газета.Ru»), где я и сдался. Подошел к КПП у лагеря, сказал, что хочу получить политическое убежище, мне дали заполнить анкету, а потом отправили в лагерь. Это было 14 января, то есть я тут совсем недавно, две недели.
— Получается, у вас сейчас первый этап получения убежища?
— Да, я жду получение «позитива», то есть документа, который бы разрешал мне находиться в Голландии. Уже после того, как мне дадут «позитив», я получу право учить язык: меня отведут в школу, чтобы потом я сдал экзамен.
— Условия содержания в лагере вас устраивают? Слышали про историю с нацболом Александром Долматовым, который покончил с собой, как считают многие, в том числе из-за того, что ему не дали убежище?
— Тут все отлично, все для людей. Отношение сотрудников лагеря хорошее, везде порядок, чистота. Все, в том числе и я, живут тут в маленьких домиках, чем-то напоминающих двадцатитонные контейнеры, только это полноценные жилища, обитые сайдингом. Мы живем впятером, люди совершенно из разных стран, тут есть человек из Индии, есть из Афганистана. Грузин был, но его сегодня (беседа состоялась 29 января. — «Газета.Ru») этапировали. Про Долматова я, конечно, слышал, но сказать ничего не могу. У всех особая ситуация. А насчет суицида — у всех разная психология, и для кого-то, видимо, действительно трудно ждать по несколько месяцев заветной бумажки. Процедура эта довольно утомительная.
— Если возвращаться к тому, как вы провели последние два года. Помимо проблем с трудоустройством были угрозы со стороны правоохранительных органов? На вас давили по делу «приморских партизан»?
— Давление ощущалось. Наши правоохранительные органы действуют так, как им нужно, они совершенно не смотрят на закон. Мне делали намеки, что могут сфабриковать дело, поначалу было опасение, что меня привлекут вместе со всеми, как это сделали в случае с Вадимом Ковтуном, которого арестовали после штурма, чуть ли не с поезда сняли. Были намеки и по поводу наркотиков, могли подбросить в любой момент.
— А в чем еще давление выражалось помимо намеков на то, что могут сфабриковать дело?
— Били. Конечно, не постоянно, но все равно. Иногда вырывали, разумеется, без предупреждения, отвозили к себе, там били, сильно били, а потом выкидывали в черте города, на какой-нибудь площади, в получасе ходьбы от центра, чтобы не палиться. Как-то раз меня так выкинули, я иду, шатаюсь — не потому что пьяный, а потому, что болит все, — а на встречу мне два пэпээсника. Они мне говорят, что я пьяный, что мне нужно с ними пройти. В отделе продержали несколько часов, но потом, слава богу, отпустили, долго не держали. Давили и на родственников, на родных. Но я такой, что меня лучше сразу убить, смысла от пыток и избиений не будет. Как таковых допросов не было, общались неформально.
— А как били? Пытали или нет? И кто это делал?
— Ну, когда время будет более подходящее, я тебе пришлю выписку из травмопункта, где все зафиксировано, сейчас не хочу про это говорить. А делали это сотрудники правоохранительных органов, скажем так.
— Чего они добивались?
— Добивались того, чтобы я давал показания на ребят, чтобы давал показания в суде.
— Когда началось давление?
— После того как арестовали ребят — в августе 2010 года. Первым делом меня уволили из Сбербанка, где я работал инкассатором. Начальник вызвал, сказал, что претензий по работе не имеет, но «всем рулит Москва», поэтому выше головы он прыгнуть не может. Коллеги сделали мне хорошую характеристику, чтобы меня взяли хоть и не на такую же, но хотя бы на приличную работу. Но, как я уже говорил, никуда брать после этого меня не стали. А потом уже начались истории с намеками, побоями и прочими вещами. Все это продолжалось где-то полтора года, потому что на полгода я убежал, можно сказать, поехал к другу во Владивосток. Это время было спокойным. Потом у друга личная жизнь наладилась, и я был вынужден вернуться.
— Насколько хорошо вы знаете «приморских партизан»? Вы со всеми из них знакомы?
— Я общался со всеми, мы росли на одних улицах, но не скажу, что знал их очень близко, все-таки у нас возраст другой, и я больше времени проводил со своими ровесниками. Но могу точно сказать, что ребята были все спортивные, непьющие, две банки пива вечером раз в неделю не считается.
— В приморской полиции дают понять, что они на самом деле никакие не борцы за справедливость, а обыкновенные убийцы. Мол, они боролись за рынки сбыта наркотиков, переработанных из конопли, которая в больших количествах растет на прилегающих к Кировскому району полях. Вы к такой постановке вопроса как относитесь?
— Да пусть говорят, что хотят, но это же глупо. Все, абсолютно все в поселке знают, кем были ребята и кем были милиционеры. У любого там спросите, и каждый расскажет вам свою историю. Еще когда я был в России, во время охоты за пацанами, подходили ко мне и говорили: слухи ходят, что они где-то кого-то изнасиловали. Но это бред! Зачем, говорю я, им кого-то насиловать, когда они в бегах находятся. Что же касается воровства продуктов, в котором их обвиняют, то это, думаю, было. Залезали в дома, брали провизию для пропитания и уходили, есть-то надо.
— Один из «партизан», Алексей Никитин, упоминал в своей жалобе в Приморскую прокуратуру конкретные фамилии милиционеров из Кировского района, действия которых якобы и явились причиной их мести сотрудникам. Там говорилось о постоянных побоях, крышевании милиционерами наркобизнеса. Насколько достоверно то, о чем говорит Никитин?
— Всех этих милиционеров, с которыми они сталкивались, я знал и, конечно, за свою жизнь не раз с ними пересекался — у меня самого были к ним претензии. Вообще считаю, что всех их нужно к стенке поставить — за все, что они сделали.
— А что они сделали такого, о чем не говорили «партизаны»?
— Да много всего, о многом неизвестно до сих пор. Но у меня такая позиция: Бог им судья. Ребят они неоднократно задерживали за какие-то незначительные правонарушения, которые были достойны максимум письма родителям на работу, чтобы те ремня дали. На деле же их задерживали, отводили в отдел, а там били. Естественно, накапливалась злость, я бы не сказал, что они ни с того ни с сего решились на такие радикальные действия. Но если говорить о моем брате, то он меня не предупреждал. У нас хорошие были отношения, он всегда спрашивал у меня совета и ходил довольный, если я ему помогал. Нормальные отношения старшего брата с младшим. Но то, что случилось, я проглядел, ничего не знал про их планы.
— Вы связывались с братом, когда он был в бегах?
— Нет, не связывался. Он мне позвонил, когда уже штурм был (11 июня 2010 года спецназ заблокировал шестерых «партизан» в одном из жилых домов в центре Уссурийска, где они прятались. — «Газета.Ru»)
— А что он сказал?
— Сказал: «Братишка, сейчас штурм начнется, я живым не сдамся». Не сдался.
— А вы где были во время штурма? Поехали в Уссурийск?
— Мне не дали, хотя я был готов. В тот момент я находился Сбербанке, на работе, и уже тогда за мной не то что в два глаза смотрели сотрудники ФСБ — двадцатью глазами следили. Они находились в день штурма у меня на работе, сказали: «Сиди, не надо никуда ехать». И я ждал.
— Насколько я понимаю, Александр Сладких служил в армии, в войсках Главного разведывательного управления (ГРУ). Сообщалось, что он дезертировал из части и впоследствии присоединился к «партизанам». Помните, когда он служил, почему бежал и бежал ли вообще?
— Он служил в части, в которой служил и я. Всего я в ГРУ два года отслужил, ушел в 2005-м, участвовал во второй чеченской кампании. Если честно, то я не особо помню, что случилось у Саши в части, бежал он или не бежал.
— Это вы ему посоветовали в ГРУ пойти?
— Я подумал, почему бы спортивному и здоровому парню не пойти в элитные войска, вместо того чтобы в масле копаться, к примеру, в танковых. Он согласился и пошел служить.
— Кстати, когда я был во Владивостоке, видел фотографии, на которых «партизаны» вскидывают руки в нацистском приветствии. Вообще очень много говорилось о националистическом подтексте в их действиях. К примеру, у «партизана» Андрея Сухорады была вытатуирована свастика на груди, во всяком случае, в молодости. Вы за братом что-то подобное замечали?
— Ничего такого не было. Он нормальным рос. Бывали у него, конечно, закидоны. Мог подойти и внезапно предложить: «Давай вместе побреемся коротко?» Ну, мы брились, но это была как шутка, ничего особенного в это не вкладывалось. А Сухораду я мало знал.
— Если возвращаться к теме службы вашего брата в ГРУ — военные и разведывательные навыки, которые он успел получить, ему как-то помогли в бегах?
— А ты как считаешь?
— Конечно, помогли.
— Вот ты и ответил на свой вопрос.
— А чему конкретно учат в ГРУ? Учат из оцепления выходить?
—Как-нибудь мы с тобой встретимся, и я тебе все расскажу.
— Насколько вероятно, что вы можете вернуться в Россию? Сами как считаете, получите политическое убежище или нет?
— Трудно сказать, получу я политубежище или нет. Но понимаю, что в России я уже не жилец.
NIKON-D90, AF-S 18-105, AF-S 14-24, AF-S 24-70
Счастливым ты не станешь никогда, если не пройдешь неоднократно надежды полный путь туда и безнадежный путь обратно.
Господи! Помоги мне встать на ноги. Хотя, чего это я. Ведь когда я падал, тебя рядом почему-то не было. Где ты был тогда?

Pthelovod
Александр (можно Николаич)
Александр (можно Николаич) 

  Приморские партизаны. Вся хроника с места событий

Сообщение Разместил Pthelovod 26 июн 2017, 07:46

Пересмотр дела "приморских партизан" начался в Приморье 26 июня

В данный момент идет судебное следствие, во второй половине дня начнется заседание с участием присяжных

ВЛАДИВОСТОК, 26 июня. Никулина Пересмотр дела "приморских партизан" начался утром в понедельник в Приморском краевом суде, сообщил ТАСС представитель суда.

"Заседание началось, сейчас идет судебное следствие, во второй половине дня начнется заседание с участием присяжных", - сообщил собеседник.

Коллегию присяжных для пересмотра удалось сформировать лишь с пятой попытки из-за низкой явки кандидатов.
"Приморскими партизанами" называют участников преступной группировки, которые были признаны виновными в бандитизме и совершении тяжких преступлений в Приморье, в частности, в отношении сотрудников полиции в 2010 году.

Для их задержания использовали спецназ и бронетехнику. Во время операции двое "партизан" покончили жизнь самоубийством.

О процессе

Процесс начался 16 февраля после того, как в конце декабря 2016 года Верховный суд РФ отменил оправдательный приговор и вернул дело на новое рассмотрение. На прошлом процессе, который продолжался с июля 2015 года до июля 2016 года, на формирование коллегии присяжных ушло полгода.

Присяжные должны вновь рассмотреть обстоятельства убийства четырех жителей Кировского района и определить виновность в этом преступлении пяти обвиняемых: Алексея Никитина, Александра и Вадима Ковтуна, Максима Кириллова и Владимира Илютикова.

В июле прошлого года Приморский краевой суд на основании вердикта присяжных вынес оправдательный приговор пяти подсудимым при повторном рассмотрении этого эпизода дела "приморских партизан". Присяжные вынесли оправдательный вердикт, заключив, что факт убийства четырех местных жителей, в котором обвинялись фигуранты дела, не доказан. Тогда же суд постановил освободить двух фигурантов, Вадима Ковтуна и Алексея Никитина, из-под стражи.

Дело "партизан"

Убийство жителей Кировского района было совершено в сентябре 2009 года и стало одним из первых преступных эпизодов в деле "приморских партизан". Весной 2010 года члены банды совершили несколько краж и разбойных нападений в небольших населенных пунктах, нападали на сотрудников правоохранительных органов, убили двух полицейских и ранили еще нескольких. Преступники похищали автомобили, деньги и оружие.

Первый процесс начался в июне 2011 года. Он затягивался из-за того, что были украдены три тома уголовного дела. Только 4 февраля 2014 года присяжные вынесли обвинительный вердикт. На его основании 28 апреля 2014 года Приморский краевой суд приговорил главаря банды Александра Ковтуна и еще двух ее участников - Владимира Илютикова и Алексея Никитина - к пожизненному заключению. Романа Савченко и Максима Кириллова приговорили к 25 и 22 годам лишения свободы соответственно.

Вадим Ковтун был осужден на 8 лет и 2 месяца лишения свободы. Верховный суд РФ 21 мая 2015 года отменил пожизненные сроки трем осужденным и отправил на пересмотр ряд эпизодов и ранее удовлетворенные иски потерпевших на сумму около 10 млн рублей.
NIKON-D90, AF-S 18-105, AF-S 14-24, AF-S 24-70
Счастливым ты не станешь никогда, если не пройдешь неоднократно надежды полный путь туда и безнадежный путь обратно.
Господи! Помоги мне встать на ноги. Хотя, чего это я. Ведь когда я падал, тебя рядом почему-то не было. Где ты был тогда?

Pthelovod
Александр (можно Николаич)
Александр (можно Николаич) 

  Приморские партизаны. Вся хроника с места событий

Сообщение Разместил Pthelovod 26 фев 2018, 12:38

Нашел еще один материал о тех парнях из нашего поселка...
Скинхеды, борцы с системой Кто такие «приморские партизаны» и какие преступления они совершили

Во вторник, 19 июля, присяжные в суде Владивостока ушли на вынесение нового вердикта «приморским партизанам». Свои преступления они совершали в конце нулевых, но их дело до сих пор остается одним из самых громких в России, а горячие споры о том, были ли они просто бандой, убивавшей милиционеров, или «борцами против системы», продолжаются. Например, когда летом 2016 года стало известно, что художник Петр Павленский собирается передать адвокатам «партизан» правозащитную премию имени Вацлава Гавела, произошел скандал и Павленского в итоге премии лишили. По просьбе «Медузы» историю «приморских партизан» рассказывает специальный корреспондент РБК Вячеслав Козлов, освещавший судебный процесс над ними во Владивостоке.

Четыре года судов
Суды над «приморскими партизанами» длятся с перерывами и сменой инстанций уже четвертый год. Во вторник, 19 июля, завершается очередной процесс. Пятеро друзей из райцентра Кировского Приморского края — братья Александр и Вадим Ковтуны, Владимир Илютиков, Максим Кириллов и Алексей Никитин — готовы выслушать уже второй по счету вердикт присяжных. Первый заседатели огласили в феврале 2014 года, и тогда все были признаны виновными. Предполагаемого лидера убивавшей сотрудников милиции группы Александра Ковтуна, а также Никитина и Илютикова суд приговорил к пожизненному заключению, Романа Савченко — к 25 годам колонии, Кириллова — к 22 годам, а Вадима Ковтуна, которого присяжные не признали членом группы, — к 8 годам и двум месяцам.

Два процесса, прошедшие с участием присяжных, были на грани срыва: Приморский краевой суд на протяжении нескольких месяцев не мог собрать коллегию заседателей. Хотя в повестке о вызове в качестве присяжного и не говорится, о каком деле идет речь, жители Приморья не хотели связываться с самым громким делом в регионе.

«Партизаны» обвинялись по 11 статьям Уголовного кодекса — в убийствах, кражах, бандитизме, посягательстве на жизни и в других преступлениях, которых в общей сложности в материалах дела было около 30. Еще двое «партизан» из Кировского — Александр Сладких и Андрей Сухорада — погибли 11 июня 2010 года при штурме квартиры в Уссурийске. По официальной версии Сухорада и Сладких застрелились, но, например, родственники Сухорады в это не верят — они уверены, что их сына убил снайпер выстрелом в глаз. В тот день райцентр Кировский уже прочесывал ОМОН; внутренние войска и сотрудники милиции искали «партизан» в тайге и сразу в нескольких населенных пунктах Приморья. Край был в буквальном смысле на осадном положении: в операции участвовало свыше тысячи сотрудников правоохранительных органов и ФСБ, на основных магистралях были выставлены усиленные посты, у въезжающих и выезжающих из Владивостока проверяли документы.

Первый приговор «приморским партизанам» (или, как предпочитают их называть сотрудники правоохранительных органов Приморья, «кировской банды») был обжалован в Верховном суде РФ. В мае 2015 года суд пересмотрел вердикт присяжных, смягчив наказание. Пожизненно осужденные Александр Ковтун и Илютиков проведут в колонии строгого режима 25 лет, Савченко — 24 года, Кириллов — 19 лет. При этом Верховный суд направил во Владивосток на пересмотр один из самых важных эпизодов уголовного дела, по которому проходят Никитин и Вадим Ковтун, — об убийстве в сентябре 2009-го четверых наркоторговцев неподалеку от поселка Кировский.

Убийство на конопляном поле
Эпизод с убийством четырех человек в поле рядом с Кировским имел большое значение для краевых полицейских: на протяжении всего расследования местные силовики старались доказать, что группа прославившихся на всю Россию молодых людей — никакие не партизаны, решившие бороться с коррумпированной правоохранительной системой радикальными методами, а обыкновенные бандиты.

«Они совершали преступления не за идею, а чтобы навлечь ужас на общество, почувствовать себя хозяевами жизни людей и при этом не упустить свой корыстный интерес», — так отзывалась о партизанах официальный представитель краевого управления Следственного комитета Аврора Римская. Сотрудники милиции Кировского подозревали партизан в мелких кражах еще до того, как они стали убивать и ушли в тайгу. «Тащили все, но зачем — я понять не могу. Тут, недалеко, нашли схрон, где у них обнаружены какие-то лифчики, женские трусики. Но зачем это красть? Крадешь — так кради что-то нужное», — возмущался начальник уголовного розыска местного РОВД Валерий Лекарев незадолго до первого судебного процесса над партизанами. Лекарев, как и другие его коллеги, оперуполномоченные Василий Скиба и Руслан Безугленко, не раз сталкивались с осужденными до их ареста.

Как следует из материалов дела, убийство в сентябре 2009 года произошло на конопляном поле, которое охраняли наркодельцы. Выращивание конопли в окрестностях Кировского, по признанию местных жителей, довольно распространенный бизнес. Нелегальные конопляные посевы разбросаны по всему Кировскому району (во всяком случае, так было в конце 2000-х годов): в отсутствие законной альтернативы местных жителей привлекал огромный заработок при небольших физических затратах. Из собранной конопли изготавливалась так называемая химка — наркотик, готовый к употреблению. Во время первого судебного процесса родственники партизан рассказывали, что продажа одной банки химки давала неплохие деньги, которых хватало на покупку подержанного праворульного внедорожника из Японии. По их словам, в основном наркобизнес в районе был под контролем сотрудников полиции и прокуратуры.

В ходе первого процесса присяжные сочли убедительной версию следствия: убив наркоторговцев и закопав их тела на том же поле, «партизаны» похитили наркотики и уехали на машине, принадлежавшей их жертвам. Пытаясь скрыть улики, они впоследствии сожгли автомобиль, говорилось в обвинительном заключении. При этом там никак не объяснялось, при каких обстоятельствах это было сделано.

Обвинение в убийстве наркоторговцев стало основанием для ареста брата Александра Ковтуна — Вадима, а также Алексея Никитина. Ковтун, по версии следствия, подвозил «партизан» к месту преступления, а Никитин помогал закапывать трупы. Это единственный эпизод, который связывает Никитина и Вадима Ковтуна с остальной преступной группой — их арестовали спустя несколько месяцев после ареста скрывавшихся от милиции «партизан».

Родственники «партизан» были уверены, что на их сыновей «навесили» лишнее преступление, которое считалось «висяком» — уголовным делом с неясными перспективами раскрытия. А «висяком» оно стало, как утверждал отец Романа Савченко Владимир, только потому, что в нем были замешаны районные сотрудники милиции. Сами Вадим Ковтун и Никитин во время судебного процесса свою вину категорически отрицали. Они также настаивали, что дело сфальсифицировано из-за причастности замешанных в наркобизнесе милиционеров.

В свою очередь, следствие и обвинение считают, что с убийства наркоторговцев «партизаны» и начали свою деятельность — это дело стало первым в череде инкриминируемых им преступлений.

Доказать вину «партизан» в убийствах и нападениях на сотрудников милиции было нетрудно: о своих главных преступлениях, которые в итоге лягут в основу уголовного дела, они сами рассказали на так называемом «Последнем видео „приморских партизан“». Его молодые люди сняли в одном из укрытий в самый разгар погони за ними. Это 12-минутная запись, на которой Александр Ковтун, Илютиков, Сухорада и Сладких рассказывают, как они выходили из милицейского окружения и зачем стали убивать сотрудников в форме.

Именно после появления «Последнего видео» у «приморских партизан», как их стали называть в соцсетях, а потом и в СМИ, сформировался образ борцов с милицейским произволом. На видео Сухорада, поднимая пистолет вверх, говорит, что их интересует исключительно борьба «с евсюковской бандой» (начальник ОВД Царицыно Денис Евсюков 27 апреля 2009 года, будучи пьяным, убил двух и ранил восемь человек в супермаркете «Остров» на юге Москвы — прим. «Медузы»).

Александр Ковтун на том же видео, обращаясь к милиционерам, говорит, что не боится их и что «партизаны» «готовы воевать до последнего». «Пока вы нас не убьете или пока мы не победим… Но, скорее всего, вы нас убьете», — признавался Ковтун. По его словам, сотрудники милиции покрывают наркобизнес, проституцию, «воруют лес», и «это все знают», но боятся сказать, потому что на стороне силовиков «полномочия».

В начале июня 2010 года на интернет-форумах стали появляться записи в поддержку «партизан». Но большинство россиян все же осудили их действия. Как показал социологический опрос «Левада-центра», проведенный в июне 2010 года, осудили «партизан» 52% жителей российских регионов, 22% выразили им сочувствие. А вот итоги опроса в Москве были другими — 46% жителей столицы посочувствовали «приморским партизанам» и лишь 9% осудили их.

В ночь на 25 мая 2010 года Сухорада вместе с Ковтуном, Илютиковым и Сладких (по версии следствия, с ними были Савченко и Кириллов) напали на территориальный пункт милиции по Яковлевскому району на станции Варфоломеевка. Оружия, за которым они пришли туда, они не нашли, поэтому забрали радиостанцию, фотоаппарат, форму сотрудника ДПС и карту дислокации постов милиции. При отходе «партизаны» подожгли милицейский пункт и скрылись.

Через два дня «партизаны» зашли в село Ракитное. Там они, как в Варфоломеевке, пошли в пункт милиции. В нем находился сержант милиции Алексей Карась, которого «партизаны», по версии следствия, зарезали двумя ножами. По словам Сухорады, они и здесь искали оружие, но его в пункте милиции не было — в сейфах они обнаружили только водку. У убитого Карася «партизаны» забрали его личное оружие.

29 мая 2010 года «партизаны» объявились в районе федеральной трассы на участке Спасск-Дальний — Варфоломеевка в Яковлевском районе Приморья. Там они обстреляли автоинспекторов, но обошлось без жертв. 8 июня 2010 года сотрудники дорожно-постовой службы (ДПС) снова оказались на пути у «партизан» — между инспекторами и молодыми людьми завязалась перестрелка неподалеку от села Хвалынка Спасского района Приморья. Во время перестрелки «партизаны» ранили двух инспекторов, но задержаны не были.

Местные СМИ поначалу сообщили, что раненые сотрудники ДПС были убиты, и именно из-за этой ошибки, как принято считать, история «приморских партизан» приобрела федеральный масштаб. О некой группе мстителей, которая убивает милиционеров, заговорили в СМИ, а местные силовики после поднявшегося шума вспомнили еще об одном преступлении, которое было похоже на весенне-летние вылазки «партизан», — о вооруженном нападении в феврале 2010 года на лейтенанта милиции Григория Ковальчука и сержанта Николая Дубовика. Тогда Ковальчук со своим напарником Дубовиком во время дежурства на улице Давыдова во Владивостоке увидели подозрительный с их точки зрения автомобиль и решили проверить документы у пассажиров. Как следует из материалов дела, в машине находились «приморские партизаны». Ковальчук был убит, Дубовик получил ранения, но выжил. «Партизаны» же, как утверждало следствие, забрали их табельное оружие, патроны и радиостанцию. Впоследствии с подачи краевых силовиков закрепилась версия, что именно события во Владивостоке стали отправной точкой в истории «приморских партизан» как преступной группы, которая занималась разбоем, грабежами и убийствами.

В обвинительном заключении по делу «партизан» отмечалось, что между февральским нападением на полицейских во Владивостоке и событиями мая — июня 2010 года «партизаны» занимались обыкновенным воровством и разбойными нападениями. В ночь на 14 апреля они, как утверждало следствие, влезли в дом в поселке Кировский: взяли электропилу, бензопилу и электродрель. 2 мая Ковтун, Сухорада, Сладких и Илютиков пришли в село Подгорное, проникли в один из жилых домов, откуда забрали ружье, патроны и другое имущество. Еще через две недели, 16 мая, возле закусочной в селе Вольно-Хвалынское Спасского района «партизаны», как считало следствие, напали на женщину в автомобиле Toyota. «Партизаны» затолкали ее в багажник, увезли в другое село и оставили там, забрав машину.

Похищение владелицы Toyota приморские милиционеры во время следствия и перед началом судебного процесса вспоминали чуть ли не в первую очередь, когда старались доказать уголовную, а не политическую суть поступков друзей из Кировского. «Все сочувствуют родственникам, а спросили бы лучше у той женщины, которую они в багажник засунули и еще несколько часов думали, что с ней делать — убить или нет. Она бы вам рассказала, как уже успела расстаться с жизнью и какое у нее отношение к этим „партизанам“», — говорила в 2012 году начальник отдела информации и общественных связей УМВД по Приморскому краю Ирина Сырова.

Еще через несколько дней после угона японского автомобиля, в ночь на 24 мая, «партизаны» добрались до города Лесозаводск. Там они, в камуфлированной одежде и вооруженные, напали на троих местных жителей — избив их, они похитили автомобиль и другое ценное имущество.

В суде вопреки тому, что сами говорили на видео, участники группы признали свою вину только в преступлениях, не связанных с убийствами.

То ли скинхеды, то ли бандиты
В оперативно-разыскной части (ОРЧ) № 4 краевого управления МВД, которая разрабатывала «партизан» сразу после убийства сотрудников полиции во Владивостоке, утверждали, что друзья из Кировского на самом деле занимались сбытом наркотиков. Руководитель ОРЧ-4 Александр Миляев рассказывал, что милиционера во Владивостоке партизаны убили из-за того, что в той самой машине у них было несколько банок химки. Родственники «партизан» же были уверены, что ненависть к милиционерам могла родиться у школьных друзей за несколько лет до их ухода в лес, когда они начали сталкиваться с сотрудниками правоохранительных органов в Кировском. О том, что их неоднократно била милиция во время жизни в Кировском, говорилось и на этапе следствия, и во время судебного процесса.

Получивший пожизненный срок Никитин в июне 2012 года передал через своего адвоката в местные СМИ рассказ о том, как его с друзьями избили милиционеры — это было в декабре 2007 года. Тогда, как утверждает Никитин, он, Сухорада и Илютиков вместе с несколькими молодыми людьми решили выяснить, за что был избит их друг Дмитрий Ванин — это сделала молодежная банда Константина Поберия, которого «партизаны» подозревали в торговле наркотиками. «Обращался ли Ванин в милицию, я не помню, но если даже и обращался, то без смысла, — писал в своем письме Никитин, — так как Поберий и его банда имели статус дилеров и сбытчиков наркотиков, работающих на кировских сотрудников милиции — Василия Скибу, Руслана Безугленко, Евгения Соболева, Валерия Лекарева, Антона Кращенко».

Никитин, Сухорада и Илютиков вместе с друзьями разрешить вопрос словами не сумели. Поберий назначил будущим «партизанам» «стрелку»; вызов был принят. Уже на месте, назначенном для выяснения отношения, вместо Поберия и его друзей молодые люди обнаружили сотрудников милиции. Уйти не удалось, пишет в письме Никитин: дорогу им перегородил черный внедорожник, из которого вышел Поберий и еще несколько его друзей. Началась стрельба, был ранен один из друзей «партизан», которого отнесли в гараж Никитина. В заявлении Никитина утверждается, что банда Поберия вместе с сотрудниками милиции била всех, кто находился в гараже, ногами и подручными средствами.

Свидетелем избиения молодых людей стала мать Никитина — Ольга Никитина, которая спустилась из своей квартиры к гаражу. На настоятельную просьбу к милиционерам остановить избиение, Никитина получила ответ: «А вы знаете, кого вы защищаете? Это же скинхеды, их убивать надо». Сотрудник милиции Лекарев из кировского РОВД вспоминал события в гараже с улыбкой — он говорил, что молодые люди, которые позже станут «приморскими партизанами», не могли определиться, то ли они скинхеды, то ли бандиты.

«Партизаны» действительно были увлечены ультраправой идеологией. На фотографиях из семейного альбома погибшего Сухорады было видно, что у него на груди вытатуирована свастика. На некоторых совместных фото с друзьями все они запечатлены со вскинутыми в нацистском приветствии руками.

Во время второго процесса в Приморском краевом суде «партизаны» свою вину снова не признали. «Я понимаю горе потерпевших. Я тоже родитель, у меня тоже есть дочь, — говорил Никитин, обращаясь к присяжным с последним словом. — Я сочувствую им. Но я этих людей не убивал. У меня была хорошая работа, заработок. Имелось два автомобиля. Для чего мне идти убивать людей? Ради наркотиков? Вы видели моих друзей, вы можете судить о моей жизни из фотографий. Я прошу вас все взвесить».
NIKON-D90, AF-S 18-105, AF-S 14-24, AF-S 24-70
Счастливым ты не станешь никогда, если не пройдешь неоднократно надежды полный путь туда и безнадежный путь обратно.
Господи! Помоги мне встать на ноги. Хотя, чего это я. Ведь когда я падал, тебя рядом почему-то не было. Где ты был тогда?

Pthelovod
Александр (можно Николаич)
Александр (можно Николаич) 

  Приморские партизаны. Вся хроника с места событий

Сообщение Разместил Pthelovod 26 апр 2018, 14:28

«Я никого не убивал»: банда «приморских партизан» выступила с последним словом
Теперь обвиняемым осталось ждать приговора


Двое "партизан" воздержались от последнего слова. Фото: arsvest.ruДвое "партизан" воздержались от последнего слова.

Сегодня в Приморском краевом суде состоялось заключительное заседание по делу «приморских партизан». На нём подсудимые выступили с последним словом.

На предыдущем заседании состоялись прения сторон, на которых прокурор попросил суд о конкретном наказании для «партизан». Речь идёт о серьёзных сроках заключения: гособвинитель потребовал посадить участников банды более чем на 20 лет. Исключение составил Вадим Ковтун. Ему вменяется незначительное соучастие в убийстве, поэтому прокурор требует для него 8 лет колонии.

Справка «КП»:
Как ранее писала «Комсомолка», это уже третье рассмотрение громкого дела. На нём изучался всего один эпизод из деятельности банды. Речь идёт об убийстве четырёх человек осенью 2009-го на наркоплантации в Кировском районе. В 2016 году «партизан» оправдали по этому преступлению. Сейчас же членов банды признали виновными. На основе обвинительного вердикта присяжных судье предстоит вынести окончательный приговор.


Сегодня «партизаны» имели возможность последний раз на этом процессе выступить перед судом. Впрочем, перед этим Вадим Ковтун выплатил родственникам двоих потерпевших всю сумму морального ущерба. В 2014 году семьи убитых потребовали от участников банды заплатить им по 30 000 рублей. Сейчас сумму исков увеличили в 10 раз, но данное решение ещё в силу не вступило.

На одном из предыдущих заседаний Вадим Ковтун выплатил часть денег – 10 тысяч рублей каждой. Сегодня он выплатил всё остальное. Сделано это, понятное дело, было не просто так: добровольное погашение иска может рассматриваться как смягчающее обстоятельство.

После этого «приморские партизаны» взяли последнее слово. Первым выступил Максим Кириллов.

– Я считаю, что мои действия неверно квалифицировали. Я лишь принимал соучастие в преступлении, но никого не убивал. То, что мне инкриминируют убийство – это несправедливо, – обратился он к суду.

Алексей Никитин также заявил, что никого не убивал. Александр Ковтун и Владимир Илютиков от последнего слова воздержались.

Более красноречивым был Вадим Ковтун. Его активность объяснима: парню инкриминируют то, что он подвёз участников банды к месту убийства. У него есть все шансы на минимальное наказание или вообще на условный срок – учитывая отсутствие прежних судимостей, хорошие характеристики, примерное поведение на свободе после освобождения в 2016 году. Вдобавок, значительную часть требуемого прокурором срока (8 лет) он уже отбыл в следственном изоляторе. Сейчас Ковтуну нужны все возможные смягчающие обстоятельства, а также доверие суда.

– Я прошу суд учесть мою незначительную роль в преступлении. Также прошу учесть положительные характеристики моей личности. Сейчас я веду жизнь законопослушного гражданина. Я работаю – хоть это и непросто. Три из пяти рабочих дней я провожу в суде, и не каждый работодатель потерпит такого сотрудника. Каждый месяц мне приходится перезаключать договоры найма. Кроме того, я заочно окончил первый курс юридического факультета, – обратился Вадим Ковтун к суду.

По словам «партизана», всё произошедшее стало для него «жизненным уроком».

В конце заседания судья Евгений Гаврилов удалился в совещательную комнату для вынесения приговора. Свой вердикт он огласит сразу после праздников – 3 мая.
NIKON-D90, AF-S 18-105, AF-S 14-24, AF-S 24-70
Счастливым ты не станешь никогда, если не пройдешь неоднократно надежды полный путь туда и безнадежный путь обратно.
Господи! Помоги мне встать на ноги. Хотя, чего это я. Ведь когда я падал, тебя рядом почему-то не было. Где ты был тогда?

Pthelovod
Александр (можно Николаич)
Александр (можно Николаич) 

  Приморские партизаны. Вся хроника с места событий

Сообщение Разместил Pthelovod 26 апр 2018, 14:30

 
Приморские партизаны. Вся хроника с места событий - 1484624794
NIKON-D90, AF-S 18-105, AF-S 14-24, AF-S 24-70
Счастливым ты не станешь никогда, если не пройдешь неоднократно надежды полный путь туда и безнадежный путь обратно.
Господи! Помоги мне встать на ноги. Хотя, чего это я. Ведь когда я падал, тебя рядом почему-то не было. Где ты был тогда?

Pthelovod
Александр (можно Николаич)
Александр (можно Николаич) 

  Приморские партизаны. Вся хроника с места событий

Сообщение Разместил Pthelovod 26 апр 2018, 14:35

Приговор "приморским партизанам" огласят третьего мая

ВЛАДИВОСТОК, 24 апр — РИА Новости. Судья 3 мая огласит приговор на очередном пересмотре дела "приморских партизан", сообщил РИА Новости представитель краевой прокуратуры.

Для "приморских партизан" попросили от восьми до 25 лет колонии
"Приговор назначен на 3 мая, 11.00 (04.00 мск)", — сказал собеседник.
В суде пересматривается эпизод с разбойным нападением и убийством четырех человек 27 сентября 2009 года. Во вторник, 10 апреля, присяжные в ходе третьего рассмотрения уголовного дела "приморских партизан" признали его фигурантов виновными.

В конце июня 2017 года началось третье по счету рассмотрение дела " приморских партизан". Фигуранты Максим Кириллов, Алексей Никитин и Вадим Ковтун не признали вину. Владимир Илютиков и Александр Ковтун, отвечая на вопрос о виновности, сослались на статью 51 Конституции РФ ("никто не обязан свидетельствовать против себя самого").

Верховный суд РФ в конце декабря 2016 года отменил оправдательный приговор по делу банды "приморских партизан", которая получила широкую известность в России после серии громких убийств милиционеров и гражданских лиц, а также грабежей, угонов автомобилей и налетов на отделения милиции на Дальнем Востоке. В июне 2010 года в Уссурийске в ходе захвата "партизаны" оказали вооруженное сопротивление, были ранены два милиционера, а два участника группировки покончили с собой.

В конце июля 2016 года при пересмотре дела коллегия присяжных вынесла оправдательный вердикт. В суде повторно рассматривался эпизод по убийству четырех человек в Кировском районе Приморья, сопряженный с нападением и хищением наркотиков и ценных вещей убитых. Сочтя доказательства обвинения недостаточно убедительными, присяжные вынесли всем пятерым подсудимым оправдательный вердикт. Алексей Никитин и Вадим Ковтун были освобождены в зале суда, а Александр Ковтун, Владимир Илютиков и Максим Кириллов остались под стражей, им предстоит отбывать наказание по эпизодам, за которые они были осуждены ранее. До этого суд решил вновь взять по стражу Алексея Никитина. Позднее суд арестовал и Вадима Ковтуна.
NIKON-D90, AF-S 18-105, AF-S 14-24, AF-S 24-70
Счастливым ты не станешь никогда, если не пройдешь неоднократно надежды полный путь туда и безнадежный путь обратно.
Господи! Помоги мне встать на ноги. Хотя, чего это я. Ведь когда я падал, тебя рядом почему-то не было. Где ты был тогда?

Pthelovod
Александр (можно Николаич)
Александр (можно Николаич) 
Предыдущая страница

Вернуться в Интересный материал из интернета про все на свете



 • Блок вывода аналогичных по названию других тем нашего форума • 
Спецоперация по поиску и уничтожению бандитов, объявивших войну милиционерам, продолжается в Приморье