• Рассказы о жизни от Сергея Дервиша • 
Мы сидим за столом в уютной горнице
Различное литературное творчество. Стихи, проза, рассказы. Данный форум открыт для просмотра ГОСТЯМ. Открыта возможность править в сообщениях модераторам. Полностью открытый для просмотра форум.

    Рассказы о жизни от Сергея Дервиша

Сообщение Разместил Сергей Фудашкин 07 май 2011, 13:23

…Мы сидим за столом…

… Мы сидим за столом в уютной деревенской горнице… Втроем… За печкой о чем-то своем уютно стрекочет сверчок… Где-то на другом конце деревни взгоготнули потревоженные кем-то гуси… В соседнем дворе дежурно взбрехнул проснувшийся пес…

От меня немного и из давно
"...А еще мы выгуливаем собак..."

Сергей Фудашкин
В списке навечно
В списке навечно 

Рассказы о жизни от Сергея Дервиша

Сообщение Разместил Сергей Фудашкин 21 ноя 2011, 07:01

ABTCES пишет:От себя бежал чтоль?

Скорее себя ИСКАЛ... И нашел.... 8-)
"...А еще мы выгуливаем собак..."

Сергей Фудашкин
В списке навечно
В списке навечно 

Рассказы о жизни от Сергея Дервиша

Сообщение Разместил Сергей Фудашкин 21 ноя 2011, 07:05

Spika пишет:и нет сумасшедших выпендрежей природы

Одно "НО"....
Анадырь стоит на том же самом Тихом океане, с его тихоокеанскими выпендрежами... Когда в марте-апреле на Чукотку надвигаются одновременно по три-четыре-пять циклонов, начинаешь понимать, что даже Магадан с Колымой - это ЮГ... Ну и приморским аборигенам неведомо, что такое ЧЕРНАЯ ПУРГА. А это всего лишь 30-35-градусный мороз при легком ветерке в 30-35 метров в секунду...... ;) :)-(:
"...А еще мы выгуливаем собак..."

Сергей Фудашкин
В списке навечно
В списке навечно 

Рассказы о жизни от Сергея Дервиша

Сообщение Разместил Spika 21 ноя 2011, 07:38

:D Считай, что поставил в угол. :D
Про Черную Пургу точно ничего не знаю и знать не могу,
а вот во Владивостоке когда морозец плевый, градусов 10 и ветерок всего 50-60 м/с, кажется, что в тебя вгоняют, в наглую, ледяную воду, впечатление такое, что кожа лица лопается и трещит и в какой-то миг может рассыпаться на ледяные куски. :o

Ждем еще твоих захватывающих сюжетов.....да побольше, побольше. Интересно читать! Здорово! Просто, по-житейски...
Каждый прожитый день-маленькая жизнь

Spika
Татьяна
Татьяна 

Рассказы о жизни от Сергея Дервиша

Сообщение Разместил Сергей Фудашкин 21 ноя 2011, 08:02

Spika пишет:кажется, что в тебя вгоняют, в наглую, ледяную воду, впечатление такое, что кожа лица лопается и трещит и в какой-то миг может рассыпаться на ледяные куски.

Во-во.... По какой-то там шкале каждый метр в секунду понижает температуру на 2 градуса...
Вспоминается встреча Нового 2000 года.... На улице - 32 и ветер 36... Вынесли народу на улицу шампанское в бокалах, дык оно моментально замерзло... Народ водочкой согревался....
"...А еще мы выгуливаем собак..."

Сергей Фудашкин
В списке навечно
В списке навечно 

Рассказы о жизни от Сергея Дервиша

Сообщение Разместил Spika 21 ноя 2011, 08:11

А водочку предусмотрительно с собой взяли? :D
А у нас как-то было, 28 декабря дождь прошел, такой качественный, весь снег превратился в жижу а потом враз замерз, после дождя температура упала до -30. :o Вот это был полный крындец!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Животные в тот год гибли стадами и стаями... :cry:
Каждый прожитый день-маленькая жизнь

Spika
Татьяна
Татьяна 

Рассказы о жизни от Сергея Дервиша

Сообщение Разместил Сергей Фудашкин 21 ноя 2011, 08:12

Москва – Крайний Север - далее везде…

(Дорожные воспоминания)

Грустные мы какие-то истории, Санек, людям рассказывает про авиацию нашу грешную. А вот было в моей жизни несколько историй, смешных и откровенно казусных.
Северные перелеты, да и вообще любые перемещение по Северу, это отдельная песня (роман, если хочешь), автор которого еще не родился. Были в Истории "певцы Севера", и имя им "легион", но вот собрать в единую кучу все истории – дело невозможное.

О чем это я? Ах да, про авиацию. Точнее про один мой перелет в обратном, можно сказать, направлении.
Вспоминая классика, вот и назову я эту историю "Москвы – Крайний Север – далее везде…"

А дело было так...
Приехал я на Чукотку в уже давнем 89 году. Аккурат 26 февраля. Перевелся я сюда банальным переводом с одного места работы на другое. Ну, и "привез" с собой "хвост" в виде неиспользованного отпуска.
Руководство долго думало, что же делать с моим "довеском", ну и, не мудрствуя лукаво, приняло "соломоново" решение: дабы не объединять два отпуска (жирно будет, молодой ищщо), двигай-ка ты, уважаемый, в досрочный отпуск. Причем с оплатой дороги, что на Северах, как ты знаешь, Санек, дело архиважное (выражаясь цитатой мудрейшего Владимира Ильича).
Ну, поскольку я на Севере человек был свежий, то и отпуск был у меня короткий: какой-то там месяц.
Так или иначе, отпуск пролетел незаметно, и подошло время возвращаться в теперь уже родной городок.
Улетал я из Москвы ровнехонько 19 апреля. На деревьях уже вовсю зеленели свежие листочки, пробивалась первая травка, по улицам столицы с метлами и совками, отрабатывая субботник, метались школьники и студенты, младшие и старшие научные сотрудники, учителя и рабочие. Колхозники, как ты сам помнишь, в те годы весной еще в полях пахали и сеяли. Было того ЧТО пахать и ЧТО сеять…
В Домодедово, куда я прибыл ровно за три часа до отлета, градусник имени товарища Цельсия показывал почти летнюю температуру +19. Одет я был соответственно градусам: кроссовки (но теплые), летняя "ветровка", под которой была поддета легкая футболка.
Зато (уже был я научен старожилами местными) в спортивной сумке, прямо сверху, были уложены свитер, изготовленный братским китайским народом, пуховик из гагачьего пуха, выщипанного на ближайшей птицефабрике, перчатки, полученные в дар от славных представителей полярной авиации, и шапка из меха самого яростного полярного хищника - росомахи.

На регистрации, как это всегда было, есть и будет впредь, пошло сколачивание группировок для перелета.
Поясняя несведущему читателю, скажу, что перелет (беспосадочный) к нам занимает около 9 часов. Поэтому лететь лучше в дружной и проверенной "команде".
Тем более, возможны непредвиденные обстоятельства, типа посадки на запасной аэродром "по погодным условиям" где-нибудь в Магадане, Елизово, или Чокурдахе, что чревато дополнительными расходами, которыми делятся по-братски между собой членами "команды".
Вот и у нас сложилась такая "команда", куда вошли Ваш покорный слуга, главный геолог с отделенного прииска, мент-старик (в полном смысле слова: тридцать пять календарных оттрубил на Северах), и некий прапорщик славных Пограничных войск.
Уже в самолете мы обнаружили, что пассажирами самолет заполнен только на 1/4 часть.
Летели мы, и какая-то группа, состоящая из примерно 15 мужчин и женщин явно командировочного вида.
Одеты, и это понятно, командированные были легко: какие-то пиджачки с галстуками у мужиков, легкие летние платья или деловые костюмчики у женщин.
Ну, летят себе люди в командировку, и пусть летят, Аэрофлот все выдержит и вынесет, а Чукотка всех примет…

Ну, перелет начинался традиционно: пилот бодрым хрипло-прокуренным голосом поздравил нас с началом полета, стюардесса ласково потребовала пристегнуться и не курить во время полета.
К голосу пилота мы отнеслись с пониманием, к требованию стюардессы – индифферентно: мало ли, что она там говорит, а мы курили, курим, и будем курить. Шутка ли, девять часов полета без дыма в легких.
Это не то, что уши, все остальные члены в трубочку завернутся!
Поскольку народу в самолете практически не было, мы комфортно расположились на нескольких рядах кресел. Один ряд сложили, и получился импровизированный стол.
На стол пошло то, что Бог послал.
Вспоминая классиков, таиться не стану, и скажу, что "Бог послал" нам в тот день шмат розоватого украинского сала, два круга душистой колбасы домашнего приготовления того же братского славянского народа, трехлитровую банку маринованных огурчиков, десяток сваренных вкрутую яиц, много первой молодой зелени: укропчик там всякий, петрушечка, несколько головок молодого чесночка.
Прапор-погранец выложил (Сань, только не падай с табуретки) 100-граммовую баночку икры и нарезанный тонюсенькими ресторанными порциями балык (это додуматься нужно было: везти из отпуска или командировки на Чукотку традиционную, можно сказать национальную, пищу). Ну, да дареному коню, сам знаешь куда, не смотрят. Везет, значит так ему нужно. Северяне народ не любопытный.
Из спиртного на столе появились: опять же трехлитровая банка первосортного свекольного самогона, банальная грелка с неразведенным спиртом, две бутылки "Столичной" (классической, о паленой тогда еще и слыхом не слыхивали), и бутылок пять "Жигулевского", производства фабрики Бадаева.
Наши попутчики, периодически поглядывая на наш скромный стол, о чем-то усиленно таинственно зашептались со стюардессой. В конечном итоге им принесли на всю компанию 2 бутылки коньяка, и что-то там перекусить, типа самой далеко-перелетающей в мире птицы - аэрофлотовской курицы.
В общем, полет наш проходил в духе полного взаимопонимания.

Но вот, что насмерть сразило в попутчиках – это какая-то брезгливая пренебрежительность к нам, простым смертным северянам, после принятого ими коньяка.
И это попутчикам было не так, и то – не этак.
То один подойдет: "Вы громко не разговаривайте...матом", то второй: "Вы не курите в туалете!".
В общем – задрали они нас своей моралью до конца полета так, что геолог не выдержал, да и послал всю группу персонально, и их персональный багаж в частности, в места, от которых Чукотка располагается совсем недалеко, почти на одном меридиане глобуса, ну, туда еще трое суток на собаках добираться.
Группа возмутилась, и предупредила нас смертными карами по прибытии со стороны отдела внутренних дел на авиационном транспорте, на что притихший было дед МВД, крякнул, и трехэтажно заявил на весь салон: "А вот это х… вам всем по всем вашим сусекам!"
Гы-гы… Он, Санек, в этом самом отделе и работал.
Командированные притихли и молчали почти до того момента, как стюардесса бодрым голосом объявила: "Тыры-пыры, так и сяк, самолет наш совершает посадку в аэропорту, температура восемнадцать градусов". При этом она не добавила всего лишь одного короткого слова - "МИНУС".
То есть "минус восемнадцать градусов".

Вытряхнув из сумок и баулов заранее припасенные зимние вещички, мы начали дружно одеваться. Геолог, натягивая через голову роскошный двухслойный свитер домашней вязки, бодро спросил стюардессу: "Девушка, а ветер какой?"
Та с ласковой, отрепетированной многочисленными перелетами, улыбкой кротко ответствовала: "Девятнадцать. По полосе".
Геолог крякнул, молча кивнул, достал из рюкзака второй свитер и натянул на себя.
Что случилось с командированными, нужно было видеть. Они дико гоготали, и откровенно показывали на нас пальцами. Дамы достали даже платочки, дабы утереть выступившие от смеха слезы. Ржачка продолжалась почти двадцать минут, пока наш лайнер снижался.

Когда дутики авиационных шасси зашуршали по бетонке ВПП аэропорта, я выглянул в иллюминатор. Картина была довольно приятная глазу. На недалекой гряде сопок толстыми спрессованными пластами лежал снег, ярко светило апрельское солнышко, искрясь в морозном инее, а по полосе тянулись длинные языки низовой метели.
Командированные продолжали истерически ржать даже того, когда лайнер остановился, и к нему подогнали трап.
Но, когда трап был пристыкован к борту самолета, а стюардесса, уже обряженная в зимнюю аэрофлотовскую униформу, открыла люк, по салону промчалась такой снежный шквал, что хохот прекратился, как по мановению волшебной палочки: раз, и тихо…
Попутчики еще ничегошеньки не поняли, но вид имели самый растерянный.

Ну, Санек, пока подогнали "скотовоз" (я так называю наши импровизированные автобусы), пока сгрузили багаж, пока народ погрузился в "скотовоз", и пока он с допустимой скоростью в 10 км/час дребезжа всем своим промороженным насквозь металлом, телепался до здания аэропорта, мы услышали о своей Чукотке в целом и Северах в частности очень даже много интересного и нового. В основном в идиоматических выражениях древне-славянского фольклора. Я даже четыре новых слова узнал…
В общем, когда командированные, поддерживая друг друга под порывами нашего сбивающего с ног легкого "бриза", наконец-то зашли в тепло аэропорта, на них было страшно и жалко смотреть. Одни только их волосы напоминали шкуру той самой росомахи, после купания в проруби где-нибудь под Оймяконом.
Ты вот фильм старый такой, "Замороженный" называется, видел? Ну, вот тогда примерно можешь представить картинку.
Но самое примечательное было в другом: оказалось, что летели командированные, не много ни мало, еще дальше, на Мыс Шмидта.
А это, как у нас говорят, уже совсем другая история, точнее другой климат и другая точка на глобусе. Мы же в Приполярье живем, а Шмидт – это уже Заполярье, это уже АРКТИКА во всей своей красе.
Позабыв свои угрозы милицейской расправой, старший из командированных подошел к нам, и робким, промороженным голосом задал только два вопроса: "А где тут можно купить теплые вещи?" и (Санек, держись за табурет) "А откуда уходят автобусы на Мыс Шмидта?"…
Представляешь себе реакцию местного населения, скопившегося в аэропорту, от этого второго вопроса?
Посылать его мы не стали: люди все-таки, человеки. Медведю в тундре тоже холодно...
Нет, вру, послали по одному адресу: мент наш договорился с коллегами, и те отвезли одного командированного до ближайшего магазина.
До сих пор жалею, что не было с собой фотоаппарата.
Вид "делегат" имел самый импозантный: два костюма, двое брюк, несколько женских косынок на шее и руках, и самая большая косынка намотана тюрбаном на голову.
…Картина "Зима 43-го года. Окружение немцев под Сталинградом"…

* * *
....А меня во всей этой истории до сих пор интересует только один момент.
Какой чудак, на букву "М", отправил людей в командировку, не узнав хотя бы прогноз погоды в наших далеких северных краях, или для очистки совести, не открыв хотя бы учебник географии?....
"...А еще мы выгуливаем собак..."

Сергей Фудашкин
В списке навечно
В списке навечно 

Рассказы о жизни от Сергея Дервиша

Сообщение Разместил Сергей Фудашкин 21 ноя 2011, 08:14

Spika пишет:28 декабря дождь прошел

В армии пришлось встречать ТРИ Новых года... Все три новогодние ночи - ливень почти тропический лил.... с грозой...
"...А еще мы выгуливаем собак..."

Сергей Фудашкин
В списке навечно
В списке навечно 

Рассказы о жизни от Сергея Дервиша

Сообщение Разместил Spika 21 ноя 2011, 08:27

Дервиш пишет:…Картина "Зима 43-го года. Окружение немцев под Сталинградом"…

:D Как мне это знакомо! :bra_vo:
Так мы с Сашей выглядели, когда прилетели в Москву в сентябре. :rofl:
У нас еще лето-28-30 с плюсом, а там 8-9 всего. :rofl: :rofl:
Каждый прожитый день-маленькая жизнь

Spika
Татьяна
Татьяна 

Рассказы о жизни от Сергея Дервиша

Сообщение Разместил Сергей Фудашкин 21 ноя 2011, 08:43

Spika пишет:У нас еще лето-28-30 с плюсом, а там 8-9 всего.

Угу... Было и такое... Только наоборот.... ;)

Дню Пограничника посвящается…

(Быль кошмарная)

Ну, что, Санек, садись поближе, бери копчушечки балычковой кусочек побольше, и наливай. Что там у тебя сегодня? Аааа, "Черная туча"?
Ты вот скажи, кто из молодых знает, что такое "Черная туча"?
Отвечу, скрывать мне нечего, молодежь должна знать свою историю.
Водка это, пятидесятишестиградусная. Кто пил, тот помнит. Такое на всю жизнь запоминается. Это тебе не спиртяра разбодяженный.
Ну, да ладно, что-то я от темы отошел.
О чем это я? Ах да, историю тебе из жизни своей рассказать?
И какую историю хочешь? Аааа, предпраздничную?
Ну, наливай, закусывай, а я под минералочку начну потихоньку…

* * *

"Вот говоришь ты, Саня, что День пограничника – святой праздник. Все порядочные и беспорядочные пограничники должны, да просто обязаны, отмечать этот праздник.
Согласен, без вопросов, и кто бы спорил, только не я!
А вот на Форуме, уже который день, народ спорит, где, с кем, и главное КАК его проводить? И не все ли им равно КАК?
Но вот только случилось мне однажды встретить этот праздник самым оригинальным способом. До сих пор помню… И другим не пожелаю…

Было это в те достославные времена, когда с Севера люди в отпуск уехать могли только в одном случае. Если в организации была чековая книжка. Ну, не давали в конторах наличку на билеты, и все тут. Да ее (наличку эту) вообще не выдавали. Жили-то, как на Северах? Либо в долг, либо под запись.
А тут по графику подошло мне время в отпуск отправляться, да и дочурку свою нужно было хоть на лето к бабушке отправить. Ну, как бы там ни было, худо-бедно, но по чековой книжке покупаю билеты. Аккурат на 26 мая билетики достал.
Ну, думаю, лафа!!! Прилетаю 27-го, туда-сюда, доберусь до дому, а 28-го с тестюхой по стаканчику опрокину (он тоже срочку в ПВ служил, в Коле), и в город, на встречу погранцовскую. Во оторвусь-то вдали от "благоверной"!

Но, как говорят у нас, человек предполагает, а господь Бог располагает.
Началось все со звонка тещи. Вот лихо ей стало, не позвонить за день до отъезда.
Ну, ладно бы так просто позвонила, узнать там, например, едем мы или нет.
Захотелось теще консервов рыбных. Почему-то она посчитала, что раз мы на Севере, да зарплаты "бешеные" получаем, то питаемся мы исключительно "Бычками в томате" там, или "Шпротами, обжаренным в масле". А банки эти по улицам штабелями расставлены: подходи и бери – не хочу.
Невдомек старушке было, что в те годы мы тут питались исключительно красной рыбой. Той, которую сами ловим, сами солим, сами варим…
От той диеты до сих пор рыбу на дух не переношу.
Но мало ей, еще она кое-что попросила привезти ей с Севера дальнего.
Саня, кореш ты мой драгоценный, ты только не падай со стула, лучше еще стаканчик хлебани.
Она попросила привезти ей РОГА!!!
Не важно какие, оленьи или лосиные, но рога. По Северам она, видишь, стосковалась. А рога ей будут "ностальгию лечить".
Во, блин горелый! Были у нас лосиные одни, метра четыре в размахе.
Но я хоть от перевозки рогов (или рог, хрен их знает) бывшую свою отбрехал.
Ну, от рогов (или рог) я отбрехался, а вот от консервов этих самых хрен: сразу после звонка бывшая моя в бега ударилась.
Побегала-побегала она по городу и насобирала, веришь – не веришь, почти ящик консервного рыбного "ассорти": тут тебе и треска была, и горбуша, и шпроты, и те самые пресловутые "Бычки в томате".
Где достала – не скажу, сам не знаю - не ведаю. Да и кто в то время смутное "рыбные места" выдавал?
А к тому моменту у меня уже были собраны (скромненько так) 5 чемоданов-сумок, самая легкая из которых весила, ну эдак, килограммов 30. Та, которая с копченой рыбкой была.
Дурное дело нехитрое, собрали шестую сумку. С консервами этими самыми, рыбными. Причем собирали мы ее уже часа в четыре утра.

С утра же, взмыленные и поминающие тещу "добрыми" словами, кое-как загрузили багаж в вездеход, и с дочуркой своей выехал я в аэропорт.
В аэропорту (мир не без добрых людей, тем более на Севере) багаж мой за несколько приемов мужики-попутчики перетаскали прямо к стойке регистрации.
Ну, Санек, регистрацию-то мы прошли.
Вот только самолет наш не прилетел.
Ты сам человек северный, знаешь, наверняка, как это бывает на Северах-то. И тут впервые за поездку образовался вопрос: Что делать?
Что делать? Что делать? Сухари на хрен сушить.
Мне то "по барабану", дело привычное. А вот что делать с дочей своей? Дитю спать нужно, малая еще была.
В общем, махнул я рукой, оставил весь багаж у стойки регистрационной, и повел ее в гостиницу при аэровокзальном комплексе. Разместил в номер, а сам назад к багажу.
В общем, почти через сутки ожидания, самолет наш все-таки прилетел.
К тому времени я уже пребывал в том состоянии, которое сведущие люди называют "на бровях". Короче, пьян я был, как чукча в день забоя оленей. То один подойдет "За наступающий!", то другой, шестого я уже не запомнил (с этим уже друг друга с наступившим праздником поздравляли)...
Аккурат ночью 28 мая, уже на "автопилоте" забрал я дочурку из гостиницы, прошел регистрацию (второй раз, а может третий?), сдал вещи в багаж, и погрузился в самолет.
Думал я, что будут места свободные, дабы дочурку посадить на отдельное место (она в те годы еще летала бесплатно, но и без места).
Ан, нет, хренушки тебе, битком самолет загрузился, да еще три бойца-пограничника (дембеля вроде) стоя (!), как в автобусе, до Москвы добирались. Ну, с ними сам Бог велел, бутылочку раздавили, в проходе возле туалета, была у меня одна в заначке.
Летел я с дочей на руках, упираясь своими коленками в пупок впереди сидящего гражданина армянской наружности.
Почему в пупок, спросишь ты, Саня? Отвечу честно – в пупок через его спину. Ну, ноги-то мои ты себе представляешь.
Так вот, поскольку самолет летел с огггграмадной задержкой, прилетали мы в столицу нашей Родины, город-герой Москву тоже с задержкой. Маленькой такой задержечкой. Короче в Москву мы прилетели в 2 часа ночи. Как там Семеныч пел в свое время: "…Метро закрыто, в таксе не содють…"
Точнее в "таксе" "содють", но за очеееееень большие бабки.
А бабок как раз то и нет. Не будешь же каждому таксёру объяснять про задержки с зарплатой и чековые книжки. Им на это глубоко наср…, пардон, наплевать.
Доставали они меня через каждые пять минут: едем, да едем. Ну, эта картина всем известна и в наши-то времена смутные.
Да, совсем забыл сказать, что улетали мы в столицу, когда дома было -23 градуса по шкале товарища Цельсия. Прилетели, а на дворе +18 в тени.
Я прел в своем пуховнике, а дочу переодел в летнюю курточку. Вот только ее шубку девать было уже некуда: сумки забиты наглухо.
Отдал я ей шубку в руки, мол, держи при себе.
Да, забыл сказать: еще при погрузке или уже при разгрузке багажа у сумки с рыбой доблестными работниками Аэрофлота были оторваны обе ручки.
Вот, и представь себе, Саня, картину.
Площадь перед Домодедовским аэропортом, с неба льет летний дождик, стоят шесть громадных баулов, на баулах спит дитё мое с шубой в руках, а рядом стою я, в пуховике, весь мокрый, и матюкаюсь в лицо каждому подходящему таксисту.
Плюс ко всем прочим "прелестям" – в голове полный "бенц" с "абзацем", а во рту "сушняк" после "Тучи", как в песках легендарной пустыни Атакамы, или там, на худой конец, Каракумов.

Как бы там ни было, но ждать утра мне не пришлось, так как диспетчерша, хорошо поставленным голосом опытного чревовещателя, объявила посадку борта из Норильска.
Таксисты быстренько разобрали прилетевших пассажиров и разъехались по Москве и окрестностям.
На площадь вышли двое запоздавших пассажиров, весь вид которых говорил об их принадлежности к славному племени российских старателей.
Мужички лет так по шестьдесят, с обветренными, промороженными рожами матерых уголовников, полностью в "коже", а из багажа – по "дипломату" в руках.
Ну, я так думал и думаю сейчас, что именно с таким багажом должен ездить в отпуск настоящий северянин. Не то, что я, со своими шестью баулами, дочкой, рыбой, и консервами.
Представляешь, Санек, если бы еще рога лосиные, четырехметровые сверху лежали.
Вот бы народ московский и транзитно-приезжий потешился, постебался!
Мужики покрутились-покрутились вокруг да около, да и предложили в складчину "на троих" добраться до Москвы. Им – на Савеловский, нам – на Белорусский.
Пока ждали такси, один из мужиков, видя мое "трепетно-зыбкое" состояние, извлек из-за отворота своего роскошного "кожана" фляжку.
Санек, веришь - нет, обычную армейскую флягу.
Угадай, Саня, с одного раза, чем был наполнен сей благословенный сосуд? Правильно – "Черной тучей".
Оказалось, что служил один норильчанин где-то когда-то в Отдельном Арктическом. Ну, сам понимаешь, грех отказываться было.
В общем, раскумарило меня окончательно, благо мужики, верные северно-пограничным традициям, не оставили "в беде", а доставили на Белорусский в целости и сохранности. И меня, и дочу, и весь мой багаж.

Ты, Саня, думаешь, что это всё? Хрен там, все только начиналось!
Билеты мне достались (угадай, Санек, с трех раз, в какой вагон?), правильно, в первый. А это конец перрона. Только в сторону отправления. Носильщиков, как на грех, рядом не оказалось.
И вот плетемся мы по перрону в сторону головного вагона. У меня в руках, на спине, на шее и еще где-то весь наш багаж, сзади дочурка моя с шубкой в руках вприпрыжку бежит, с меня пот уже не струйками, а потоками стекает на равнодушный асфальт перрона.
А дочурка моя, вспомнив что-то свое, на весь перрон заявляет:
- Папуля, а я устала, возьми меня на ручки!
Санек, веришь, сразу вспомнил Чебурашку с Геной на шпалах – "Ген, давай я понесу вещи, а ты понесешь меня".
Народ на перроне грохнул, и у меня перед глазами, кошмарным кошмаром Стивена Кинга, опять возникли лосиные рога. Только в купе поезда и очухался.
А в голове шумит… А во рту першит… А сушняк… Мммммммммм!
С попутчиками мне повезло: пожилая пара из Находки направлялась в отпуск в Минск.
Мало того, мужик бывал в нашем далеком северном городке, плюс срочку служил в ПВ на Чукотке.
Жена его только за порог купе по делам своим женским, а на столе, как по мановению волшебной палочки, бутылочка и закусь появились.
Ну, пока доехали (…За нас!... За вас!... За тех, кто в дозоре!…), меня опять кумарить начало.
Мужик, видевший мои перронные мытарства и "постмодернистское" состояние, пообещал помочь дотащить вещи до такси. Благо стоянка поезда на станции моего назначения была 15 минут, и всегда поезда принимались на первый путь, к высокой платформе.
Вот тут-то по поездному селектору и объявили: "Поезд такой-то прибывает на станцию такую-то-сякую, на шестой путь, выход в город через переходной мост".
Потом поездной бригадир, немного подумав и что-то там прожевав, добавил: "В связи с опозданием поезда стоянка сокращена, просим пассажиров не покидать вагонов".

Почти час я, короткими перебежками, перетаскивал свои вещи, свое доченьку, и свое бренное тело, сначала до моста (напомню, что вагон был первый), потом на сам мост, потом до конца моста, потом вниз с моста.
А нужно еще сказать, что от моста до стоянки такси нужно было всего лишь (!) перейти привокзальную площадь.
И тут, о чудо из чудес, на площади, среди асфальтовой серости, наблюдаю целый ярко-зеленый газончик, состоящий, как ты сам понимаешь, из фуражек.
Ну, я хрипло свистнул, народ погранично-дембельский набежал, похватал на руки вещи и доченьку, а я уже в полном отупении поплелся следом до стоянки такси.

Санек, я не буду описывать, что и сколько мы употребили в скверике возле стоянки такси, как я доехал до тещиного дома, как перемещался на 5 этаж к заветной квартире (лифт оказался сломанным), как на звонок никто не открыл (уехали тесть с тещей на кладбище), и как мы сиднем сидели почти три часа на ступеньках подъезда.

Скажу только одно, что когда мы с дочуркой все-таки оказались в квартире, первое, что я сделал, это хватил три подряд граненых стакана тестевой самогонки, закусил рукавом, сказал теще своей разлюбезной: "А пошла ты нах со своими рогатыми консервами!", упал на кровать, и проспал почти сутки.

И во сне я видел только один и тот же повторяющийся сон: я иду по дозорке, в своем северном пуховике и зеленой фуражке, в руках ящик с рыбными консервами, а за спиной вместо автомата громадные лосиные рога...

Вот так и прошел один из моих Дней пограничника...

Ну, а теперь, Саня, наливай, и давай "За тех, кто в дозоре!", а на истории кошмарные наплюем и разотрем. Мы же пограничники!..."
"...А еще мы выгуливаем собак..."

Сергей Фудашкин
В списке навечно
В списке навечно 

Рассказы о жизни от Сергея Дервиша

Сообщение Разместил Spika 21 ноя 2011, 09:57

короткими перебежками, перетаскивал свои вещи и свое бренное тело, сначала до моста (напомню, что вагон был первый), потом на сам мост, потом до конца моста, потом вниз с моста.

:rofl: Тоже родная картина маслом, так мы в Китай в начале 90-х ездили. Чтоб дойти из "отстойника" до поезда нужно было преодолеть высоченный виадук со ступеньками и с разрешенным весом в 52 кг, а "бренное тело", потому как все, что было куплено свыше весовой нормы одевалось на себя (вот тут: и смех, и грех, одеваясь смеялись друг над другом и плакали. Летом люди с северов на себя умудрялись одевать по ТРИ! :o шубы! стоит на пропуске такой "червячок Джим", потом обливается от страха и от жары, одна дама из нашей группы на себя одела 10 летних костюмов. И все это на таможне снять не моги, тут же объявят перевесом и конфискуют. Время это растягивалось от 40 минут до 3часов...) :rofl:
Каждый прожитый день-маленькая жизнь

Spika
Татьяна
Татьяна 
Предыдущая страница
Следующая страница

Вернуться в Поклонникам и любителям литературы. Авторы - читатели



 • Блок вывода аналогичных по названию других тем нашего форума •