• Проза своя и чужая: сказки, рассказы, очерки • 
Любые понравившиеся произведения, которыми хочется поделиться с другими.
Различное литературное творчество. Стихи, проза, рассказы. Данный форум открыт для просмотра ГОСТЯМ. Открыта возможность править в сообщениях модераторам. Полностью открытый для просмотра форум.

    Проза своя и чужая: сказки, рассказы, очерки

Сообщение Разместил Spika 23 май 2012, 09:13

Хирург

Звонит телефон врача-хирурга:
— Да, слушаю вас.
— Пожалуйста, срочно приезжайте, здесь один парень при смерти, срочную операцию нужно сделать!
— Я еду!
И сразу садится в машину и мчится в больницу. Встречает осуждениями отец больного парня:
— Почему вы опаздываете? Мой сын при смерти! Если это был ваш сын вы бы тоже так сделали?
Хирург слегка улыбаясь сказал:
— Как я узнал, так сразу прибежал.
Врач зашел в операционную. Операция была тяжелая и долгая. Затем он вышел и, ничего не сказав, прошел мимо отца больного и ушел. После него вышел помощница врача и подошла к отцу:
— Ваш сын будет жить.
Он сначала обрадовался, но потом его улыбка ушла с лица:
— Какой же плохой человек этот врач. Вышел и даже не сказал хорошую новость.
— Его сын сегодня с утра попал в автокатастрофу и погиб на месте же. Он оставил все и прибежал, когда хоронили. Он — замечательный человек. Оставил похороны своего сына, чтобы помочь вашему ребенку.

Прежде чем осуждать кого-то, возьми его обувь и пройди его путь, попробуй его слёзы, почувствуй его боль. Наткнись на каждый камень, о который он споткнулся. И только после этого говори, что ты знаешь как правильно жить!
Каждый прожитый день-маленькая жизнь

Spika
Татьяна
Татьяна 

  Проза своя и чужая: сказки, рассказы, очерки

Сообщение Разместил Spika 22 авг 2013, 15:44

- Я решил жениться!

С такой новостью пришел ко мне в гости младший братишка. Мы сидели на кухне вдвоем, ели жареную картошку, как в детстве, вилками прямо из сковородки. Поддерживая куском хлеба висящую на вилке гроздь хрустящих ломтиков, он, как бы между делом, вдруг огорошил меня новостью. Хоть в этой области не должно было быть сюрпризов, но во избежание дальнейших недоразумений, я поинтересовалась: - А на ком, если не секрет? - Как на ком, на Тане, естественно. Я с облегчением вздохнула. Таню я знала хорошо они уже почти год жили вместе с братом, и, по его рассказам, жили неплохо. - Тогда поздравляю. Когда? - Ну, мы пока с датой не определились, возможно, осенью. Так что начинай шить платье, сестренка. - Подожди, платье мое это тут дело десятое. Ты лучше расскажи, как вы живете? И почему такая спешка? - Да не, не волнуйся, не по залету. Просто люблю я ее, и она самая лучшая. - Прям таки идеал? Как Наташа, Оля и Света? съехидничала я. - Не ерничай, в этот раз все серьезно, обиделся брат. Ну, не идеал, конечно, но без недостатков же людей не бывает, да? - Ну вот, слова не мальчика, а мужа. Теперь я за тебя спокойна. Брат помолчал, а потом добавил: - Вот если бы она еще готовить умела, тогда бы и до идеала недалеко. Только после этих слов я поняла, зачем он пришел, но торопить события не стала, ждала, пока сам все расскажет. - Понимаешь, сестренка, я как и все мужики, поесть люблю. Особенно домашнее, и обязательно с мясом. А Таня не готовит, говорит, что не умеет, что лучше куда-нибудь сходить и поесть, чем травиться неумелой стряпней. Или в магазине полуфабрикаты купить. А я вот как подумаю, что и после женитьбы буду как в холостой жизни сосисками и пельменями питаться , или в лучшем случае бутербродами с чаем, так на луну выть хочется. Слушай, может ты поговоришь с ней, объяснишь, что только ее красивыми глазами сыт не будешь. Ну и готовить научишь, а?. Да вот хотя бы эту же жареную картошку, ее же нефиг делать: почистил, на сковородку кинул и все, через двадцать минут готова. - Ну если нефиг делать, так, может, ты сам готовить будешь? И ты сыт и доволен, и жена на кухне не мучается? - Нет, не пойдет, не мужское это дело. Не хочу. Она женщина, она и должна мужа кормить. - Ох, братик, рано тебе еще жениться, рано. Тебе еще свои мозги чистить и чистить. С такими подходами недалеко ваш брак уедет. - Ладно, не надо мне тут лекций о тендерных ролях. Это мне еще теща начитает, полный курс. Ты мне сестра или ей? Поможешь? Я задумалась. Бестолочь он, конечно. Но если бы был умнее, но и не женился бы в 22 года. Но отговаривать я его не буду, пусть сам принимает решения о своей жизни и несет за них ответственность. - Слушай, братишка. Я с ней говорить не буду. Потому что если тебя, человека, которого она любит, не слушает, то и сестра его для него авторитетом не будет. И готовить учить не буду. Если бы сама захотела и попросила тогда с удовольствием. На насильно не научишь. Надо чтобы она сама захотела, понимаешь? И тут я могу тебе дать совет. Брат отложил вилку и внимательно на меня посмотрел. - Значит сделай так: сходи завтра на рынок и купи рыбу. Только рыба должно быть речной, с чешуей и не выпотрошенной. Карп, к примеру. Принеси ее домой и попроси Таню ее приготовить на ужин. Если скажет, что не будет и не умеет, попроси еще раз и потом до самого вечера не напоминай. Когда придет время ужина, спроси где же приготовленный карп? На ее напоминания о том, что она тебе говорила, что готовить не будет, ничего не отвечай, а попроси ее подождать тебя дома, а сам оденься и выйди. Если у вас было заведено питаться готовой едой или полуфабрикатами, то она будет ожидать тебя с пиццей или пельменями. Но бы приведешь с собой сюрприз. Заранее договорись с какой-нибудь девушкой, чтобы она пришла к вам в гости и приготовила ужин. Девушка обязательно должна быть молодой, красивой и тебе улыбаться. Очень хорошо будет, если девушка будет Тане знакома. Как будешь с ней договариваться это ты уже сам реши. Итак, ты приводишь ее домой а Тане сообщаешь, что, мол, дорогая, если ты не можешь приготовить мне ужин, то это сделает другая. И тут держись. Реакция, кончено, будет бурной и протестующей, но ты внимания не нее не обращай. Приведи девушку в кухню и сиди жди, пока ужин не будет готов. Помни главное, не ввязывайся в сору и выяснение отношений, молча гни свою линию. Потом поужинай и проводи девушку домой. Провожай, обязательно, не меньше часа. Это важно, потому что первые полчаса отсутствия могут спасти тебе жизнь, а вот вторые полчаса нужны ей на глубокие раздумья. Ну а потом набери в грудь воздуха и возвращайся домой. И до самого утра ни словом не вспоминай и не обсуждай то, что произошло. На следующий день принеси ей, к примеру, курицу, и попроси приготовить. Ну а что будет дальше, расскажешь после. После такого совета, оговорив некоторые детали, брат ушел домой с самыми решительными намерениями и коварными планами. А я стала ждать результатов. Через неделю брат зашел в гости и начал рассказывать: - Значит, как ты и советовала, я купил карпа, попросил его приготовить, и естественно, к ужину у нас были только ее насмешливые оправдания. Я заранее договорился с НаташкойПомнишь Наташку, мою бывшую? Так вот, я ей даже детали не стал объяснять, попросил только прийти к нам домой и научить Таню готовить. Наташка и рада была хоть в чем-то показать свое превосходство, поэтому вызвалась с радостью. Итак, приходим мы с Наташей домой, я помогаю ей раздеться и говорю Тане спокойным голосом: Радость моя, раз ты не умеешь готовить, значит это сделает Наташа. Ты бы видела лицо Тани, она даже сказать ничего не смогла, только воздух глотала. А когда увидела, как Наташка по-хозяйски надевает ее фартук и открывает холодильник, так психанула, хлопнула дверью и убежала. Но ты же знаешь Таню, какая она ревнивая. Через десять минут вернулась, заглянула на кухню, увидела картину маслом: Наташка рыбу чистит и хохочет, а я сижу на табуретке и анекдоты ей травлю. Танька зашипела что-то и заперлась в комнате. Ну а Наташка продолжает готовить. Когда из духовки начали просачиваться ароматные запахи, Таня вернулась на кухню и уже спокойным голосом попросила, чтобы Наташка шла домой, а ей надо со мной поговорить. А я, тем же спокойным голосом говорю, что раз Наташа готовила ужин, то и ужинать будет с нами, а ты, Танюша, можешь пока тарелки расставить и хлеб нарезать. И вод представь себе, я сижу, внешне спокоен и доброжелателен. Наташка довольная достает рыбу из духовки и еще комментирует: Что-то у тебя, Танюша, плита давно не чищеная. Я вот лимонным соком с уксусом нагар счищаю, очень помогает, советую тебе как подруге, а Таня от злости аж кипит, но молча раскладывает вилки. Ужинали все вместе. Я нахваливал карпа, Наташка сияла от гордости и радости а Таня с брезгливым видом вытаскивала кости вилкой. Наконец, поели, и я начал собираться. Увидев, что я одеваюсь, Таня пригрозила, что если я сейчас куда-то уйду, то когда вернусь, ее больше не будет. А я сделал вид, что задумался и предложил: Ну, если ты уйдешь, то посуда останется немытой. Может, тогда Наташа останется и поможет посуду помыть? Таня поменялась в лице и прошипела, что нет уж, лучше он сама. Вот так и закончился этот вечер. Я пришел через час, как ты и советовала. Таня уже спала. Утром, она со мной, естественно, не разговаривала. Я сходил в магазин и принес курицу. Правда, пожалел ее немного, и купил без перьев и уже выпотрошенную. Но тем же спокойным тоном попросил ее приготовить. И знаешь что? - Ну? - Вечером оказалось, что Таня умеет делать курицу на банке. Такую вкусную, натертую чесночком и с хрустящей корочкой. Вот так вот. О Наташкином визите мы друг другу не напоминали, и все пошло по-старому. Только ем я теперь вкусно и сытно. И не поверишь, даже головные боли у нее прошли. Теперь, как ложимся спать, так она такая ласковая и отзывчивая Наверное, тоже поняла, что если не она, то это сделает с радостью другая. Спасибо за совет, сестренка. - Да пожалуйста, - я хитро улыбнулась.- Есть только одна деталь, братишка, о которой я тебе не сказала. С этого момента, когда тебя твоя любимая попросит вбить гвоздь или вкрутить лампочку, ты обязательно должен будешь сделать это незамедлительно. Потому что если это сделаешь не ты, то желающие тоже найдутся. Смотри, чтобы не получилось как в том анекдоте, когда ты будешь недоумевать, кто же в твоем доме ножи точит…
Каждый прожитый день-маленькая жизнь

Spika
Татьяна
Татьяна 

  Проза своя и чужая: сказки, рассказы, очерки

Сообщение Разместил Spika 20 ноя 2013, 18:58

Сказка: Последняя ночь колдуна.

Дождливой осенней ночью, когда тучи скрывали Луну и звезды, холодные капли барабанили по крышам, а ветер плакал и стонал за окнами, в своей маленькой квартире на последнем этаже высотного дома умирал старый колдун.
Колдуны никогда не умирают днем или в хорошую погоду, о нет! Они всегда умирают в грозу, бурю, снежный буран, в ночь когда извергаются вулканы или случается землетрясение. Так что этому колдуну еще повезло – шел всего лишь сильный дождь.
А в дождь умирать легко.

Колдун лежал на кровати, застеленной черными шелковыми простынями и смотрел на свой колдовской стол. Там искрились разноцветными огнями пробирки и реторты, капали из змеевиков тягучие мутные жидкости, в стеклянных плошках росли светящиеся кристаллы… Колдун сморщился и позвал:
- Фрог!
Со старого шкафа, уставленного древними книгами в кожаных переплетах, лениво спрыгнул толстый черный кот. Подошел к кровати, запрыгнул колдуну на грудь. Тот захрипел и махнул рукой, сгоняя кота.
- Звал? – усаживаясь в ногах, спросил кот.
Говорить умеют почти все коты на свете. Но немногие их понимают. Колдун – понимал.
- Я умираю, - сказал колдун.
- Знаю, - ответил кот равнодушно. – И ради этого ты звал меня?
- Скажи, что со мной будет?
Фрог прищурился и посмотрел над головой колдуна. Как известно, все коты умеют видеть будущее.
- Ты умрешь на рассвете, когда далеко за тучами встанет солнце. Тебе будет так же больно, как той женщине, что ты проклял. И так же страшно, как тому мужчине, на которого ты навел порчу. Когда ты станешь задыхаться, я сяду тебе на горло, поглажу твои пересохшие губы своей бархатной лапкой, поймаю твой последний выдох – и отнесу своему хозяину. Так было задумано, так есть и так будет.
Колдун покачал головой:
- Я проклял женщину, которая утопила своего ребенка. Я навел порчу на мужчину, из-за которого она это сделала.
- Какая разница? – ответил кот. – Ты колдун. Ты заключил договор с тем, кому я служу. О, нет, нет, не хочу иметь с ним ничего общего! Но девять жизней – это девять жизней, колдун. Их приходится отрабатывать…
Красный язычок мелькнул между острыми зубками – Фрог на мягких лапках пошел к изголовью кровати.
- Хочешь, колдун, я помогу тебе? Мои лапки могут быть очень сильными, а твое дыхание такое слабое…
Колдун поднял правую руку – из пальца выскочила злая синяя искра и ужалила кота в нос. Тот с возмущенным мявом взвился с кровати и заскочил на шкаф.
- Не спеши, - тяжело сказал колдун. – У меня есть еще время… до восхода солнца. И у меня есть последняя ночь колдуна.
- Глупые, наивные, постыдные надежды, - фыркнул со шкафа кот, сверкая глазами. – «Если в ночь своей смерти колдун найдет невинную душу, которую терзает горе, и сможет прогнать это горе без остатка – он будет прощен».
- Да, - сказал колдун, садясь на кровати. – Ты кот колдуна, ты знаешь.
- Где ты найдешь в этом городе невинную душу? – спросил кот. – А знаешь ли ты, что ты должен развеять горе, не причинив зла никому…
- Знаю, - пробормотал колдун.
- Никому, кроме самого себя, - закончил кот.
Глаза колдуна потемнели:
- Эй, кот! Еще вчера этого дополнения не было и в помине!
- Но я кот колдуна – и я произнес эти слова, - сказал Фрог. – Извини. Ничего личного. Но девять жизней – это, все-таки, девять жизней.
Колдун ничего не ответил. Тяжело поднялся и пошел к своему столу, где над спиртовкой, в колбе толстого мутного стекла кипела и пузырилась черная вязкая жижа. Минуту колдун смотрел на нее, а потом снял колбу с огня и одним глотком выпил последнюю в мире кровь дракона. В глазах его заплясало пламя, плечи расправились, он вдохнул полной грудью и перестал опираться на стол. Даже кровь дракона не могла отвратить его смерть – но, хотя бы, он умрет не беспомощным.
- Эй, кот… где кристалл?
Кот следил за ним со шкафа и молчал.
Колдун сам нашел магический кристалл – на кухне, спрятанный среди коробок с овсяной кашей и банок с рыбными консервами. Вернулся в комнату, освещенную привычным светом ламп в кроваво-красных абажурах. Водрузил кристалл на стол – и вгляделся в него.
У злых колдунов магический кристалл черный или красный. У тех, что считают себя добрыми – прозрачный или белый.
А этот кристалл был грязно-серый. Под взглядом колдуна он засветился, изнутри проступили картинки – мутные, нечеткие.
Колдун смотрел в кристалл. И видел, как ворочаются без сна в своих постелях люди – обиженные и мечтающие обидеть, преданные и собирающиеся предать, униженные и готовящиеся унижать. Горе терзало многих, но чтобы прогнать это горе – колдуну пришлось бы причинить еще большее зло.
- Зачем ты тратишь последнюю ночь своей жизни на глупости? – спросил кот. – Когда настанет моя последняя ночь, я пойду к самой красивой кошке…
Колдун засмеялся и прикрыл кристалл рукой – будто опасался, что кот сумеет там что-нибудь разглядеть. Из своей кроваво-красной мантии он выдернул длинную нитку, от валяющегося на столе засохшего апельсина оторвал кусочек оранжевой корки. Желтый листок бумаги, зеленый листик от растущего в горшке цветка, голубая стеклянная пробка, закрывавшая пробирку, капля синей жидкости из пробирки, фиолетовый порошок из склянки. Колдун смешал все это в своей ладони – и, не колеблясь, поднес ладонь к огню. Очень многие заклинания требуют боли.
Колдун давно уже боли не боялся. Ни своей, ни чужой. Он стоял у стола, держал руку над огнем – пока семицветное сияние не запылало в ладони. А потом бросил сияние через всю комнату, через стекло, через ночь – куда-то далеко-далеко и высоко-высоко.
- Ну-ну, - скептически сказал кот. – Ты хороший колдун. Но туда тебе не войти – даже по радуге.
Колдун потрогал радужный мостик. Тот пружинил и пах медом. Тогда колдун осторожно забрался на радугу и пошел вверх, сквозь стену, ночь и дождь.
- Ну-ну, - повторил кот. Свернулся клубочком, так, чтобы наружу смотрел один глаз, и стал ждать.
А колдун шел по радужному мосту. Идти было тяжело, он быстро промок. Далеко внизу горели редкие огоньки в городских окнах, но вскоре их скрыли тучи. Молнии били вокруг колдуна, оглушительно гремел гром. Радужный мост дрожал и изгибался, будто хотел сбросить колдуна вниз.
Он шел.
Потом гром стал греметь все тише и тише, все дальше и дальше. Молнии слабыми искрами мельтешили внизу. Откуда-то сверху полился солнечный свет – и колдун опустил лицо.
А радужный мост уткнулся в Радугу – и растворился в ней.
Колдун осторожно вышел на Радугу. Казалось, она занимала небо от края и до края. Только выше было еще что-то, но колдун предусмотрительно не поднимал глаз. Он осмотрелся – очень, очень осторожно.
Если бы не Радуга под ногами, он бы подумал, что стоит в лесу. Высокая зеленая трава, тенистые деревья, журчащие ручьи… Пахло медом и свежей водой. Колдун сел под деревом и стал ждать.
Откуда-то из кустов выбежал большой черный пес. Замер, удивленный. Подошел к колдуну, лизнул его в руку. Колдун потрепал пса за уши. Пес еще раз лизнул его – и убежал.
Колдун ждал.
Прошел, может быть, целый час. Послышался шум, частое дыхание – и к колдуну бросился маленький рыжий пес.
- Хозяин! – пролаял пес, тычась в его руки. – Хозяин, ты пришел!
Колдун обнял собаку, которая была у него давным-давно – в детстве, которое бывает даже у колдунов. Уткнулся лицом в собачью морду и из его глаз потекли слезы.
- Да, - сказал он. – Я пришел.
- Почему ты не шел так долго? – спросил пес. – Ты ведь стал таким умным, ты даже можешь подняться на Радугу, я знаю! А почему ты больше никогда не держал собак? Неужели ты нас больше не любишь?
- Я стал колдуном, - ответил колдун, гладя пса. – Колдуну не положено держать собаку. Прости. К тому же я знал, что на Радугу меня пустят лишь один раз. А я знал, что однажды мне надо будет прийти… туда, куда уходят все собаки. Видишь ли… я умный колдун…
- Ты самый умный, хозяин, - собака ткнулась в его щеки, слизывая слезы. – Ты ведь пришел за мной?
- Сегодня ночью я умру, - сказал колдун. – Никто и ничто в целом мире этого не отменит…
- Ты придешь ко мне… на Радугу? – робко спросил пес.
Колдун молчал.
- Или мне можно будет пойти к тебе?
- О, - колдун засмеялся, - не стоит. Я уверен, тебе не понравится. Там обещает быть слишком жарко…
- Хозяин…
- Этим вечером у маленького мальчика из нашего города умерла собака, - сказал колдун. – Ее сбила машина. Найди ее… я отведу ее назад.
- И она будет с хозяином?
Колдун кивнул.
- Я найду, - сказал маленький рыжий пес. – Сейчас. Только погладь меня еще раз.
Колдун погладил своего пса.
- А мне можно будет пойти за вами следом? – спросил пес.
- Мне не унести вас обоих, - сказал колдун. – А мы пойдем сквозь грозу. Ты же всегда боялся грома, помнишь? Иди… будь хорошей собакой. Иди! У меня совсем мало времени.
Через два часа маленький мальчик, проплакавший всю эту ночь, задремал – и тут же проснулся. Холодный мокрый нос ткнулся в его лицо. Мальчик обнял свою собаку, пахнущую грозой и, почему-то, медом. Окно было открыто, грохотала гроза и струи дождя летели в комнату. Странная туманная радуга мерцала за окном.
- Твою собаку всего лишь контузило ударом, - сказал кто-то, стоящий у постели мальчика. – Она отлежалась и прибежала домой. Понимаешь?
Мальчик закивал. Пусть так…
- Твои родители… не беспокойся. Они тоже с этим согласятся, - сказал колдун. Подошел к окну и шагнул на остатки радужного моста – выцветшие, истончившиеся. Пропали красный и оранжевый, синий и фиолетовый цвета. Но мост еще держался. Колдун устало пошел по воздуху дальше.
Мальчик за его спиной крепче обнял свою собаку и уснул.
Колдун медленно добрел до своего дома. Прошел сквозь закрытое окно. Где-то за горизонтом готовилось взойти солнце.
- Хитрый? – спросил Фрог. Кот сидел у магического кристалла, раскачивал его лапой. – Приготовил все напоследок? Невинная душа – ребенок, горе – умерший пес? Хитрый! А как это ты причинил горе себе?
Колдун посмотрел в глаза кота – и тот осекся, замолчал.
- Я выполнил условие, - сказал колдун. – Передашь тому, кому служишь… моя душа свободна.
Он лег на черные простыни и закрыл глаза. Последние капли драконьей крови выцветали в его глазах. Далеко за тучами вспыхнула желтая корона встающего Солнца.
- Мяу! – заорал кот возмущенно. Прыгнул на постель колдуна. – Обманул… обманул? Думаешь, обманул? Ничего личного… но, понимаешь ли… девять жизней… надо отрабатывать…
На мягких лапках кот подошел к лицу колдуна и улегся ему на шею. Колдун захрипел. Кот смущенно улыбнулся и протянул лапку к его рту. Из бархатных подушечек выскользнули кривые желтые когти.
- Ничего личного, - виновато повторил кот. – Но… девять жизней…
В эту секунду последние остатки радужного моста – зеленые, будто луга Радуги, вспыхнули и растаяли дымком. И одновременно, разбив стекло, в комнату кубарем вкатилась маленькая рыжая собачка – мокрая, дрожащая и очень, очень сосредоточенная.
- Мяу! – растерянно сказала черная тварь на шее колдуна. В следующую секунду собачьи челюсти сжались на ее шее, встряхнули – и отшвырнули прочь.
- Ничего личного, - сказал пес. – Но у меня одна жизнь.
Он вытянулся на постели и лизнул соленое от слез лицо колдуна.
Где-то за окном тучи на миг расступились, в глаза колдуну ударил солнечный луч. Колдун зажмурился и пальцы его что было сил вцепились в черные простыни.
Но свет все бил и бил колдуну в веки. Тогда он открыл глаза.
Пес что-то пролаял – и колдун понял, что больше не слышит в лае слов.
Но так как он был умный человек, то встал и пошел на кухню – варить овсяную кашу с сосисками. А маленький рыжий пес в ожидании завтрака остался лежать на теплой постели – как и положено умному псу.
Маленький рыжий пес-миник,конечно.
Каждый прожитый день-маленькая жизнь

Spika
Татьяна
Татьяна 

  Проза своя и чужая: сказки, рассказы, очерки

Сообщение Разместил Spika 01 дек 2013, 06:48

Звонок в час ночи:
- Алло.- Алло, привет Вик, ты почему Саню бросила? И что у тебя за новенький?
- А ты откуда знаешь? Мы же только вчера расстались...
- Я всё знаю...А ты много чего не знаешь... Ты почему от него ушла?
- Да ну он меня за*б*л, денег постоянно нету, Приору свою продал недавно... Постоянно куда-то пропадает, на звонки не отвечает... А вчера, ну ты прикинь, я ему звоню, мол иди ко мне, я соскучилась, а он ' я не могу, у меня проблемы' ну и зашибись... Он конечно потом пришел где-то через 2 часа, ну вот я его и послала... А новенький классный, у него 'Инфинити' и денег куча, в ресторанах ужинаем...
- Ээээх ты... Ты знаешь почему он машину продал? У него мама раком болеет, он продал Приору, чтобы на операцию хватило... И ты знаешь куда он пропадает? Он пашет как конь, потому что денег на операцию и так не хватает, и чтобы еще с тобой куда-то в кафе сходить... А вчера, он получил травму колена... Ты ему позвонила, а он через пол города, пешком, с трещиной в колене, с невыносимой болью к тебе шел, а ты... И знаешь откуда я это знаю?
- Ну и откуда?
- Он мне предсмертную записку оставил...
- Ты что? Он умер? Когда? Как?
- Нет, он жив, если бы не мама, он бы умер...
- Ну я в шоке... Ты рядом с ним щас? Я щас приеду.
- Нет, я теперь сам не допущу, чтобы ты к нему хоть на метр приблизилась...
Каждый прожитый день-маленькая жизнь

Spika
Татьяна
Татьяна 

  Проза своя и чужая: сказки, рассказы, очерки

Сообщение Разместил Di_Mok 19 мар 2014, 23:32

Я всегда считал себя рыбаком. Что может быть лучше, чем теплым летним утром посидеть у воды и подышать чистым воздухом? Мысли текут медленно, никуда не спешишь. Если не клюет, то и задремаешь порой, как солнышко пригреет. Ну а если повезет, то и рыбы наловишь, и, придя домой, скажешь небрежно: «слабо клевало сегодня», и вывалишь в умывальник пару-другую лещей под восхищенные взгляды домашних. Но вот зимой я до описываемого приключения не рыбачил. И сейчас не рыбачу…
Мой товарищ Игорь позвонил мне в пятницу на работу:
- Чего делаешь завтра?
- Да Бог его знает? Холодно. Может пойду детей на санках катать. А что?
- Пошли на рыбалку.
- Ты же знаешь, не рыбачу я зимой. Да и снастей для зимней рыбалки у
меня нет.
- Я тебе дам все. Ты только оденься потеплее.
- Ну я не знаю… А куда ты ехать хочешь?
- На водохранилище поедем. Мой сосед на днях трех здоровенных лещей
привез. Лунку, говорит, раздалбывал, чтобы достать. Поехали.
- Ну давай.
Восторга по поводу моей затеи у жены не было:
- Ну куда в такую холодину? Простынешь ведь.
- Ничего. Я ватные дедовы штаны одену. И тулуп. Не простыну. Да и придумал я одну штуку, все завидовать будут.
Из дома я выходил налегке. Небольшой рюкзак с раскладным брезентовым стульчиком, термос с горячим кофе с коньяком и пару бутербродов. Зато одет был на зависть всей компании. Ватные штаны, заправленные в полувоенные высокие ботинки, кожух до пят, лыжная «грабительская» шапочка с прорезью для глаз и сверху шапка-ушанка. Еле втиснулся на заднее сидение жигуленка вместе с соседом товарища и его сынишкой.
День выдался солнечный и на водохранилище рыбаков было много.
- Значит так, — скомандовал сосед, — мое место, ясный хрен, занято. Но
ничего. Мы левее пойдем. Там тоже яма.

Пока располагались, пока сверлили лунки, пока мне Игорь объяснял как
вообще той снастью, что он мне приготовил, пользоваться, вроде и не
холодно было. Потом расселись каждый у своей лунки и «ананируем»
потихоньку. Вот тут-то морозец и начал пробирать. Клева нет, особо не
двигаешься, а ветер «будь-здоров»! Но не зря я придумывал, как от мороза спастись. Ученый — он и на рыбалке ученый. Достал я спиртовку отдолженую на работе, зажег и под стульчик поставил. Вроде теплее стало! Полы кожуха на льду распластались, спиртовка не тухнет и тепло дает. Покушал я, кофе с коньячком выпил и уже и подремывать стал с удочкой в руке …

Проснулся я от противного запаха. Вроде как пакля горит. Огляделся,
вроде нет костров никаких вокруг. Потом гляжу, «мать моя милая! »,
дым-то из моего кожуха идет! Смотрю под себя, а спиртовка стульчик мой
брезентовый пропалила, и теперь тлеют мои ватные штаны! А тут уже и
припекать стало…

Тот «цирк», который случился дальше, мне вспоминают все, кто это видел. Мои начальные попытки потушить тлеющие ватные штаны похлопыванием, развернувшись почти на 180 градусов в поясе, а затем согнувшись пополам, между ног, в полуприсяде, были бесполезны, но привлекли всеобщее внимание. Причем, со слов наблюдающих, делал я это подпрыгивая, шипя и страшно матерясь. Всовывание в штаны руки, махательные движения ею внутри штанов для создания пространства между тлеющей ватой и моей задницей, зрителям тоже понравилось, но было истолковано неверно. А печет-то больше!
Скинул кожух. Судорожно пытаюсь присыпать увеличивающуюся дырку снегом. Но сколько его наберешь на льду, на открытом месте?! Хотя этот мой акробатический этюд тоже неплохо смотрелся. А печет еще больше!

Вы никогда не видели, как собаки иногда вытирают задницу после
справления большой нужды, сев на попу и загребая передними лапами? Это был следующий номер моей программы. Причем выполнял я его уже в круге собравшихся вокруг меня рыбаков, которые сбежались после предыдущих упражнений. Успех был оглушительный! Те, кто сквозь смех могли говорить, давали советы типа «снимай штаны» и «давайте лунку раздолбаем». На мое горе, первый совет был невыполним, ибо веревка в поясе затянулась узлом насмерть, а второй совет был всеми отвергнут после реплики одного из зрителей: «Ты на его жопу посмотри! Это же сколько долбать?! » А печет уже нешуточно!
Спас меня мой товарищ Игорь. С криком: «Держите его! Раком его ставьте! » он залил дымящееся отверстие моим же кофе с коньяком.

Дальше рыбалки уже не было. Врученная мне удочка в этой кутерьме
пропала. То ли рыба под лед утянула, то ли из зрителей кто-то не
растерялся. На обратном пути в машине воняло горелой ватой, мокрой
шерстью кожуха и немного кофе с коньяком. Каждый пытался вспомнить мои особенно понравившиеся телодвижения и выражения. Кто-то вспомнил эпизод с чертом в фильме «Вечера на хуторе близь Диканьки», кто-то сравнивал меня с подбитым дымящимся самолетом. Я вяло отругивался. Все, кроме меня, были, несмотря на неудавшуюся рыбалку, в хорошем настроении. Моим детям обещали не рассказывать…
На охоте и рыбалке, чтоб не чудились русалки, никогда не пейте водку на жаре! (c)

Di_Mok
Эксперт PHP
Эксперт PHP 

  Проза своя и чужая: сказки, рассказы, очерки

Сообщение Разместил Spika 26 ноя 2014, 15:28

Взамен политики
Сели обедать.
Глава семьи, отставной капитан, с обвисшими, словно мокрыми усами и круглыми, удивленными глазами, озирался по сторонам с таким видом, точно его только что вытащили из воды и он еще не может прийти в себя. Впрочем, это был его обычный вид, и никто из семьи не смущался этим.
Посмотрев с немым изумлением на жену, на дочь, на жильца, нанимавшего у них комнату с обедом и керосином, заткнул салфетку за воротник и спросил:
– А где же Петька?
. – Бог их знает, где они валандаются, – отвечала жена. – В гимназию палкой не выгонишь, а домой калачом не заманишь. Балует где-нибудь с мальчишками.
Жилец усмехнулся и вставил слово:
– Верно, все политика. Разные там митинги. Куда взрослые, туда и они.
– Э нет, миленький мой, – выпучил глаза капитан. – С этим делом, слава Богу, покончено. Никаких разговоров, никакой трескотни. Кончено-с. Теперь нужно делом заниматься, а не языком трепать. Конечно, я теперь в отставке, но и я не сижу без дела. Вот придумаю какое-нибудь изобретение, возьму патент и продам, к стыду России, куда-нибудь за границу.
– А вы что же изволите изобретать?
– Да еще наверное не знаю. Что-нибудь да изобрету. Господи, мало ли еще вещей не изобретено! Ну, например, скажем, изобрету такую какую-нибудь машинку, чтобы каждое утро, в положенный час, аккуратно меня будила. Покрутил с вечера ручку, а уж она сама и разбудит. А?
– Папочка, – сказала дочь, – да ведь это просто будильник.
Капитан удивился и замолчал.
– Да, вы действительно правы, – тактично заметил жилец. – От политики у нас у всех в голове трезвон шел. Теперь чувствуешь, как мысль отдыхает.
В комнату влетел краснощекий третьеклассник гимназист, чмокнул на ходу щеку матери и громко закричал:
– Скажите: отчего гимн-азия, а не гимн-африка.
– Господи, помилуй! С ума сошел! Где тебя носит! Чего к обеду опаздываешь? Вон и суп холодный.
– Не хочу супу. Отчего не гимн-африка?
– Ну, давай тарелку: я тебе котлету положу.
– Отчего кот-лета, а не кошка-зима? – деловито спросил гимназист и подал тарелку.
– Его, верно, сегодня выпороли, – догадался отец.
– Отчего вы-пороли, а не мы-пороли? – запихивая в рот кусок хлеба, бормотал гимназист.
– Нет, видели вы дурака? – возмущался удивленный капитан.
– Отчего бело-курый, а не черно-петухатый? – спросил гимназист, протягивая тарелку за второй порцией.
– Что-о? Хоть бы отца с матерью постыдился?!…
– Петя, постой, Петя! – крикнула вдруг сестра. – Скажи, отчего говорят д-верь, а не говорят д-сомневайся? А?
Гимназист на минуту задумался и, вскинув на сестру глаза, ответил:
– А отчего пан-талоны, а не хам-купоны! Жилец захихикал.
– Хам-купоны… А вы не находите, Иван Степа-ныч, что это занятно? Хам-купоны!…
Но капитан совсем растерялся.
– Сонечка! – жалобно сказал он жене. – Выгони этого… Петьку из-за стола! Прошу тебя, ради меня.
– Да что ты, сам не можешь, что ли? Петя, слышишь? Папочка тебе приказывает выйти из-за стола.

Марш к себе, в комнату! Сладкого не получишь!
Гимназист надулся.
– Я ничего худого не делаю… у нас весь класс так говорит… Что ж, я один за всех отдувайся!…
– Нечего, нечего! Сказано – иди вон. Не умеешь себя вести за столом, так и сиди у себя!
Гимназист встал, обдернул курточку и, втянув голову в плечи, пошел к двери.
Встретив горничную с блюдом миндального киселя, всхлипнул и, глотая слезы, проговорил:
– Это подло – так относиться к родственникам,… Я не виноват… Отчего вино-ват, а не пиво-ват?!…
Несколько минут все молчали. Затем дочь сказала:
– Я могу сказать, отчего я вино-вата, а не пиво-хлопок.
– Ах, да уж перестань хоть ты-то! – замахала на нее мать. – Слава Богу: не маленькая…
Капитан молчал, двигал бровями, удивлялся и что-то шептал.
– Ха-ха! Это замечательно, – ликовал жилец. – А я тоже придумал: отчего живу-зем, а не помер-зем. А? Это, понимаете, по-французски. Живузем. Значит «я вас люблю». Я немножко знаю языки, то есть сколько каждому светскому человеку полагается. Конечно, я не специалист-лингвист…
– Ха-ха-ха! – заливалась дочка. – А почему Дубровин, а не осина-одинакова?…
Мать вдруг задумалась. Лицо у нее стало напряженное и внимательное, словно она к чему-то прислушивалась.
_ Постой, Сашенька! Постой минутку. Как это…
Вот опять забыла…
Она смотрела на потолок и моргала глазами.
– Ах, да! Почему сатана… нет… почему дьявол… нет, не так!…
Капитан уставился на нее в ужасе.
– Чего ты лаешься?
– Постой! Постой! Не перебивай. Да! Почему говорят чертить, а не дьяволить?
– Ох, мама! Мама! Ха-ха-ха! А отчего «па-почка», а не…
– Пошла вон, Александра! Молчать! – крикнул капитан и выскочил из-за стола.
* * *
Жильцу долго не спалось. Он ворочался и все придумывал, что он завтра спросит. Барышня вечером прислала ему с горничной две записочки. Одну в девять часов: «Отчего обни-мать, а не обни-отец?» Другую – в одиннадцать: «Отчего руб-ашка, а не девяносто девять копеек-ашка?»
На обе он ответил в подходящем тоне и теперь мучился, придумывая, чем бы угостить барышню завтра.
– Отчего… отчего… – шептал он в полудремоте. Вдруг кто-то тихо постучал в дверь.
Никто не ответил, но стук повторился. Жилец встал, закутался в одеяло.
– Ай-ай! Что за шалости! – тихо смеялся он, отпирая двери, и вдруг отскочил назад.
Перед ним, еще вполне одетый, со свечой в руках стоял капитан. Удивленное лицо его было бледно, и непривычная напряженная мысль сдвинула круглые брови.
– Виноват, – сказал он. – Я не буду беспокоить… Я на минутку… Я придумал…
– Что? Что? Изобретение? Неужели?
– Я придумал: отчего чер-нила, а чер-какой-ни-будь другой реки? Нет… у меня как-то иначе… лучше выходило… А впрочем, виноват… Я, может быть, обеспокоил… Так – не спалось, – заглянул на огонек…
Он криво усмехнулся, расшаркался и быстро удалился.

Надежда Тэффи
Каждый прожитый день-маленькая жизнь

Spika
Татьяна
Татьяна 

  Проза своя и чужая: сказки, рассказы, очерки

Сообщение Разместил Spika 21 янв 2015, 07:43

Про хорошего парня.

Учился я в одном славном московском ВУЗе. И был у нас в
группе парень, назовем его Вова, тем более, что так его и звали на самом
деле. Внешне Вова был простой добрый малый, кг 105 весом, кругленький,
веселый, нормальный пацан. Однако при более близком знакомстве всплывала
его богатая на события и приключения жизнь.
Вова был вечный студент и наш институт был у него шестым. До этого он
приобретал знания в различных городах и по совершенно разным
специальностям, и на журналиста учился, и в педагогическом, в политехе
какой-то Тмутаракани, говорят, даже в Литературный институт поступал,
наконец, приехал в Москву изучать теоретическую физику. В 27 лет. А до
лихой студенческой жизни занимался спортом (боксом), дотянул до мастера
спорта в тяжелом весе и в армии попал в какой-то из спецназов и 2 года
бегал по болотам Восточной Сибири. Из армии он вынес настоящий пофигизм
и жизнерадостность плюс отвращение к спорту и любой физической нагрузке,
я думаю, это многим знакомо.
Всех интересует, конечно, не как Вова учился, а как он пил. А он
практически и не пил. То есть он в компании поглощал эквивалентную
положенную дозу, но когда братья по разуму уползали спать или становились
персонажами других историй с этого сайта, он был ни в одном глазу и
спокойно шел читать учебник по квантовой механике. Бутылка водки на него
не влияла, а пить больше других не позволяла студенческая солидарность,
так что пьяным Вову никто не видел.

Ну, это была предыстория. А теперь сама история.

Лето, жаркая ночь, студенческий лагерь отдыха, берег Волги. В лагере на
берегу есть домики, а есть стоящий на приколе старый пароход, в котором
в каютах тоже живут студенты. И вот случилось ЧП: Вова пришел в каюту к
девушкам и напился. Так как это были первокурсницы и разделить ложе с
Вовой никто не планировал, то они попросили его уйти. Он засмеялся и не
ушел. Они все вместе попросили. Он не ушел. Потом они били его вчетвером
тапочками и тащили к двери, но, как сами понимаете, настроение у Вовы
повышалось, а вот мысли уйти даже не появилось. Расстроенные девки пошли
искать дежурного по лагерю, и, о счастье, в этот вечер дежурила сборная
по самбо во главе с Тренером, бывшим чемпионом СССР, который и до сих пор
был на голову сильнее любого в своей секции.
Тренер (одному из своих самбистов, самому младшему): «Так, Леша, пойдешь
и аккуратно, я подчеркиваю, аккуратно выведешь Вову и проводишь его
домой». Леша уходит пружинистой спортивной походкой, но возвращается
неожиданно быстро с порванной футболкой и из его путаного рассказа
выходило, что, войдя в номер, он поскользнулся на банановой кожуре и
упал, стукнувшись об стенку спиной и носом одновременно.
Тренер почесал репу и сказал: «Так, ребята, пойдете втроем и
постарайтесь ничего не повредить из пароходного инвентаря». Три больших
самбиста, среди которых парень с кличкой Непотопляемый Шкаф, ушли в
сторону каюты.

Процессия из Тренера, девушек и примкнувших любопытных к этому моменту
достигла места действия и дальнейшее я видел своими глазами.
Трое вошли в номер и закрыли дверь. С минуту из номера доносились их
убеждающие голоса и смех Вовы, потом звук перемещающихся стульев, стола,
пыхтенье, сопенье и громовые удары о стены и дверь. Все ждали развязки и
она наступила. Как Вова умудрялся передавать им столько кинетической
энергии - непонятно, но из двери они вылетали. На их лицах светилось
счастье: Живой!

Повисла тишина. Все посмотрели на Тренера. «Слабаки» - сказал Тренер и
вошел внутрь. Судя по звуку, проломили дверцу шкафа и как бегемоты
передавили все стулья. Дверь каюты несколько раз открывалась и тут же с
грохотом захлопывалась. Наконец, шум стал стихать. Прошло 10 минут. Из дверей вышел Тренер и сказал: «Ну, что вы пристали к человеку? Хороший парень, пусть сидит...»
Каждый прожитый день-маленькая жизнь

Spika
Татьяна
Татьяна 

  Проза своя и чужая: сказки, рассказы, очерки

Сообщение Разместил Spika 21 янв 2015, 08:07

Ежик. История о напрасной суете

Рассказ Григория Горина, который стоит прочитать каждому взрослому человеку.
Папе было сорок лет, Славику — десять, ежику — и того меньше.

Славик притащил ежика в шапке, побежал к дивану, на котором лежал папа с раскрытой газетой, и, задыхаясь от счастья, закричал:

— Пап, смотри!
Папа отложил газету и осмотрел ежика. Ежик был курносый и симпатичный. Кроме того, папа поощрял любовь сына к животным. Кроме того, папа сам любил животных.
— Хороший еж! — сказал папа. — Симпатяга! Где достал?
— Мне мальчик во дворе дал, — сказал Славик.
— Подарил, значит? — уточнил папа.
— Нет, мы обменялись, — сказал Славик. — Он мне дал ежика, а я ему билетик.
— Какой еще билетик?
— Лотерейный, — сказал Славик и выпустил ежика на пол. — Папа, ему надо молока дать…
— Погоди с молоком! — строго сказал папа. — Откуда у тебя лотерейный билет?
— Я его купил, — сказал Славик.
— У кого?
— У дяденьки на улице... Он много таких билетов продавал. По тридцать копеек... Ой, папа, ежик под диван полез...
— Погоди ты со своим ежиком! — нервно сказал папа и посадил Славика рядом с собой. — Как же ты отдал мальчику свой лотерейный билет?.. А вдруг этот билет что-нибудь выиграл?
— Он выиграл, — сказал Славик, не переставая наблюдать за ежиком.
— То есть как это — выиграл? — тихо спросил папа, и его нос покрылся капельками пота. — Что выиграл?
— Холодильник! — сказал Славик и улыбнулся.
— Что такое?! — Папа как-то странно задрожал. — Холодильник?!.. Что ты мелешь?.. Откуда ты это знаешь?!
— Как — откуда? — обиделся Славик. — Я его проверил по газете... Там первые три циферки совпали... и остальные... И серия та же!.. Я уже умею проверять, папа! Я же взрослый!
— Взрослый?! — Папа так зашипел, что ежик, который вылез из-под дивана, от страха свернулся в клубок. — Взрослый?!.. Меняешь холодильник на ежика?
— Но я подумал, — испуганно сказал Славик, — я подумал, что холодильник у нас уже есть, а ежика - нет...
— Замолчи! — закричал папа и вскочил с дивана. — Кто?! Кто этот мальчик?! Где он?!
— Он в соседнем доме живет, — сказал Славик и заплакал. — Его Сеня зовут...
— Идем! — снова закричал папа и схватил ежика голыми руками. — Идем быстро!!
— Не пойду, — всхлипывая, сказал Славик. — Не хочу холодильник, хочу ежика!
— Да пойдем же, оболтус, — захрипел папа. — Только бы вернуть билет, я тебе сотню ежиков куплю...
— Нет... — ревел Славик. — Не купишь... Сенька и так не хотел меняться, я его еле уговорил...
— Тоже, видно, мыслитель! — ехидно сказал папа. — Ну, быстро!..
Сене было лет восемь. Он стоял посреди двора и со страхом глядел на грозного папу, который в одной руке нес Славика, а в другой — ежа.
— Где? — спросил папа, надвигаясь на Сеню. — Где билет? Уголовник, возьми свою колючку и отдай билет!
— У меня нет билета! — сказал Сеня и задрожал.
— А где он?! — закричал папа. — Что ты с ним сделал, ростовщик? Продал?
— Я из него голубя сделал, — прошептал Сеня и захныкал.
— Не плачь! — сказал папа, стараясь быть спокойным. — Не плачь, мальчик... Значит, ты сделал из него голубя. А где этот голубок?.. Где он?..
— Он на карнизе засел... — сказал Сеня.
— На каком карнизе?
— Вон на том! — и Сеня показал на карниз второго этажа.
Папа снял пальто и полез по водосточной трубе.
Дети снизу с восторгом наблюдали за ним.
Два раза папа срывался, но потом все-таки дополз до карниза и снял маленького желтенького бумажного голубя, который уже слегка размок от воды.
Спустившись на землю и тяжело дыша, папа развернул билетик и увидел, что он выпущен два года тому назад.
— Ты его когда купил? — спросил папа у Славика.
— Еще во втором классе, — сказал Славик.
— А когда проверял?
— Вчера.
— Это не тот тираж... — устало сказал папа.
— Ну и что же? — сказал Славик. — Зато все циферки сходятся...
Папа молча отошел в сторонку и сел на лавочку.
Сердце бешено стучало у него в груди, перед глазами плыли оранжевые круги... Он тяжело опустил голову.
— Папа, — тихо сказал Славик, подходя к отцу. — Ты не расстраивайся! Сенька говорит, что он все равно отдает нам ежика...
— Спасибо! — сказал папа. — Спасибо, Сеня...
Он встал и пошел к дому.
Ему вдруг стало очень грустно. Он понял, что никогда уж не вернуть того счастливого времени, когда с легким сердцем меняют холодильник на ежа.
Каждый прожитый день-маленькая жизнь

Spika
Татьяна
Татьяна 

  Проза своя и чужая: сказки, рассказы, очерки

Сообщение Разместил Spika 21 янв 2015, 09:37

В доме №3 по Голещихинскому переулку пропала вода. Приехал экскаватор, выкопал во дворе яму двухметрового роста, искал трубы, но не нашел. Рабочие посмотрели в яму, огорчились, плюнули и решили завязать с археологией до утра.

Поздно вечером дядя Митя шел домой и упал в яму. Он не знал, что она есть во дворе, просто шел наугад и нашел ее. Правда, рабочие оставили ограждение в двух местах — с передней стороны ямы, и с задней, никто ведь не предполагал, что дядя Митя зайдет с флангов.

Оказавшись внизу, дядя Митя захотел выбраться на волю, в пампасы, но потерпел неудачу. Дядя Митя начал громко кричать то, что полагается кричать при падении в яму. Вы знаете все эти слова, я не буду их перечислять.

От звуков родной речи проснулись соседи, вышли на балконы, всем хотелось знать источник трансляции. Живое существо, попавшее в яму, всегда вызывает живейший интерес у своих собратьев. Всем любопытно, как оно будет оттуда выкарабкиваться. Если существо умеет еще и материться, от этого шоу только выигрывает.

Потом из дома вышел дядя Боря, протянул страдальцу руку помощи. Дядя Митя потянул его за эту руку и уронил вниз на себя. Оба стали кричать дуэтом, хотя и немного невпопад. Дядя Митя винил дядю Борю в неустойчивости. Дядя Боря тоже нашел какие-то аргументы, очень убедительные, в основном относившиеся к генетической ущербности дяди Мити. Потом они как-то нашли общий язык, один подсадил другого, и мало-помалу оба выбрались на поверхность планеты. Зрители на балконах, ожидавшие большего накала драмы, разошлись разочарованные.

На следующий день, ближе к вечеру, рабочие с экскаватором вернулись обратно. Оказалось, что вчера копали не в том месте, стало ясно, почему ничего не нашли. Яму во дворе закопали, и выкопали новую, на этот раз со стороны улицы. Уже на глубине полутора метров стали встречаться признаки погребенной цивилизации, в частности телефонный кабель. Кабель пал жертвой раскопок прежде, чем его успели заметить.

После краткого обсуждения было принято решение остановиться на достигнутом и уйти. Был вечер, а сложные решения лучше принимать на свежую голову.

Вы уже догадались, да? Поздно вечером дядя Митя шел домой.

Он помнил, что во дворе дома в земной коре зияет двухметровое отверстие, и решил обойти дом с другой стороны. Утром, когда он выходил из дому, яма во дворе еще была, а на улице ямы не было. Дядя Митя не знал, что в его отсутствие приходили рабочие и поменяли ямы местами.

Он упал вниз в яму и нашел там порванный телефонный кабель. Если кто не знает, в момент вызова напряжение в телефонной линии достигает 110 вольт, в этом кроется разгадка тайны, почему связисты не любят зачищать провода зубами. Дядя Митя в падении нащупал кабель руками. Так совпало, что как раз в этот момент кто-то пытался дозвониться до дома № 3 по Голещихинскому переулку. Кабель был поврежден, до телефонного аппарата вызов не дошел. Вызов принял дядя Митя.

Когда-то очень давно дядя Митя получил образование электрика в ПТУ, там ему рассказали, что делать, если произошло короткое замыкание человека с электричеством. Теперь полученное образование ему пригодилось. Дядя Митя издал звуки слияния человека с возбужденной телефонной линией. На этот раз ему не потребовалась помощь дяди Бори, чтобы выбраться из ямы. Получив заряд бодрости, дядя Митя одним прыжком одержал убедительную победу над гравитацией. В предыдущей яме ему было намного комфортнее.

Оказавшись снаружи ямы, дядя Митя наложил на археологов такое витиеватое проклятие, что Тутанхамон умер бы от зависти еще раз. Весь дальнейший путь до квартиры дядя Митя проделал, держась одной рукой за стену, а ногами прощупывая почву перед собой. Даже в подъезде он на всякий случай проверял на ощупь каждую ступеньку. Он уже ни в чем не был уверен.

На следующее утро, сразу после обеда, к дому № 3 по Голещихинскому переулку вернулись рабочие. Хотели засыпать вчерашнюю яму, но в ней сидели обозленные связисты с местной телефонной станции. Очень сердитые. Произошел конфликт, связисты предложили рабочим искать свои трубы в другом месте, неподалеку от фаллопиевых.

Рабочие так далеко уходить не стали, просто выкопали еще один шурф, пятью метрами левее предыдущего. На этот раз трубы нашлись. Рабочие обрадовались, очень увлеклись и прорыли траншею, длинную, как добротный удав. Траншея пересекла тротуар и захватила даже немного проезжей части. Для удобства пешеходов через нее был переброшен мостик из трех досок. Внизу, под досками, плескался беломорканал.

Как обычно, поздно вечером дядя Митя шел домой.

Вообще-то будни электрика заканчиваются в шесть-ноль-ноль, после шести дядя Митя свободен, как Анджела Дэвис. Но так сложилось, что в понедельник дяде Мите выдали зарплату. Электрик тоже человек, он слаб. Он не может противиться искушению купитьполлитру и употребить ее внутриутробно. Поэтому дядя Митя возвращался домой поздно.

Был ведьмин час, на небе светила луна, и в лунном свете прямо перед дядей Митей внезапно появилась траншея.

Случись это днем раньше, он не колеблясь упал бы в нее. Но сегодня все чувства дяди Мити были обострены, он знал о коварстве трубокопателей и был морально готов к траншеям. Дядя Митя прошел по мосткам грациозно, как мисс Вселенная по подиуму, только небритая и с перегаром. Оказавшись на другой стороне подиума, дядя Митя воскликнул:

— Ха! Съели, землеройки?

Когда мудрый царь Соломон говорил: «Гордость предшествует падению», он имел в виду конкретно дядю Митю. Ослепленный гордыней, дядя Митя сделал несколько шагов, и упал в яму с телефонным кабелем.

Буквально через несколько секунд об этом его приключении узнал весь дом. Падая, дядя Митя сломался в хрупком месте, и в свой крик вложил всю экспрессию, на какую способен сорокалетний электрик.

На балконы вышли заинтригованные соседи. По отдельным звукам и словосочетаниям им удалось установить суть происходящего, кто-то вызвал скорую помощь. Пока она ехала к Голещихинскому переулку, дядя Митя успел обогатить русский язык шестью новыми отглагольными прилагательными и просклонять слово «яма» одиннадцатью разными способами.

Приехал врач, посветил в яму фарами, поразился, как низко может пасть человек. Дядю Митю извлекли из ямы и красиво оформили в гипс.

Следующие два месяца дядя Митя своими белыми округлыми формами напоминал фарфоровую кису. Первую неделю ему мучительно хотелось выпить, остальное время он провел, мечтая почесаться. Под гипсом дядя Митя сросся на славу, когда его вынули наружу, он сразу пошел и купил поллитру. Накопилось много дел, он стремился наверстать.

А через неделю в доме № 7 по Голещихинскому переулку тоже пропала вода.

Приезжал экскаватор, искал трубы.

Не нашел......
Каждый прожитый день-маленькая жизнь

Spika
Татьяна
Татьяна 

  Проза своя и чужая: сказки, рассказы, очерки

Сообщение Разместил Spika 21 янв 2015, 09:47

Что странно, глаза у моей кошки без источников света, сами в темноте светятся. Я, когда только она появилась, по ночам в эти глюки тапочком бросал. Нет, я все понимаю - дом древний, привидения там, призраки, но не так же в наглую! Утром все тапочки у меня на подушке лежали. Все четыре. И мои и гостевые.
Я понял, что ночные глюки про светящиеся точки, плавающие по квартире и тапочки, принесенные на мою подушку полтергейстом - как-то могут быть связаны между собой.
Любимым развлечением у моей кошары стали полёты. Я не особо церемонился с ней и котенком, когда наглая котовасия приходила ночью и пыталась поудобнее устроится на ночлег у меня на лице, я сгребал ее и отправлял лететь через всю комнату, на диван. Развлекуха была в том, чтобы в этот диван спросонья попасть. Я попадал всегда. Почти всегда. Иногда в кадку с фикусом, иногда в открытый шкаф с одеждой. Летом я метко попадал в открытое окно. Первый этаж, хуле. Вы не поверите, но это так шерстяной морде понравилось, что она стала и днём приходить ко мне за этим. Кое-как обьяснив мне, что от меня требуется, она стала летать в разных направлениях, добавляя к полету разные звуки и должен сказать, что звук падающего подбитого бомбардировщика, был не самым экзотичным. Ей, клянусь, это нравится до сих пор! Она может по десять раз улетать и прибегать обратно для следующего полёта.
Ещё она очень любит залезать на шкафы и прыгать оттуда на любимого хозяина и делает она это и днём и ночью. Сезон охоты на меня открыт круглогодично. Примерно это она проделала с моей спящей знакомой.
Много позже, когда я ко всем сумасшедшинкам моей котуси давно привык, заночевала, как-то у меня одна знакомая.
От ее визга ночью обос---лась вся лестничная клетка.
Каждый прожитый день-маленькая жизнь

Spika
Татьяна
Татьяна 
Следующая страница

Вернуться в Поклонникам и любителям литературы. Авторы - читатели



 • Блок вывода аналогичных по названию других тем нашего форума • 
счетчик счетчик счетчик счетчик счетчик