• Продажный суд, рассторгая, поддержит банк и коллекторов • 
Есть и такая практика в стране. Коллекторам отказывают
Суды, менты, прокуратура, конституция, законы. Различный материал по законности с примерами. Допуск на просмотр открыт всем, без исключения. Богатейший форум с темами про все, что связано с законами в стране.

    Продажный суд, рассторгая, поддержит банк и коллекторов

Сообщение Разместил Pthelovod 14 фев 2015, 12:54

Отсутствие вопросов и советов навело меня на мысль: А может всё замечательно и хорошо в отношениях должников и банков? Думаю, что нет. Поэтому совет первый.

Все отношения с банком оформляйте в письменном виде за подписью работника банка и печатью. Никакие телефонные или устные беседы не являются основанием ни для каких действий. Поэтому, если вам позвонили и что либо предложили, обязательно попросите письменное подтверждение. Если вы обращаетесь в банк с какой либо просьбой (об отсрочке, о расторжении договора, об отмене штрафов и т. п.) делайте это в письменном виде. И обязательно копию оставляете себе. Обязательно требуйте, чтобы ваше письмо, заявление и т. п. было зарегистрировано, о чём вам обязаны поставить отметку на вашем экземпляре. Только в этом случае этот документ будет являться доказательством. Если у вас отказываются принять документ, потребуйте этому письменное подтверждение (это касается и случаев, когда банк якобы не может дать вам какую то информацию, ссылаясь на техническую невозможность и.т п). Напишите в банк претензию на действия работников и т. п.
Если вы полностью погасили кредит, обязательно возьмите документ об этом и не забывайте, что документ - это когда стоит подпись и печать. Всё остальное просто бумага.

Pthelovod
Александр (можно Николаич)
Александр (можно Николаич) 

  Продажный суд, рассторгая, поддержит банк и коллекторов

Сообщение Разместил Pthelovod 21 дек 2017, 14:28

Каждый заемщик должен понимать, что во всех кредитных договорах присутствует условие, при котором банкам позволительно «передавать долг» третьим лицам, т.е. коллекторам.

ГК РФ закреплена такая норма права как «уступка права требования». Таким образом, свое право банк может передать кому угодно, при этом согласие заемщика банку совсем не обязательно. Чаще всего банки продают коллекторам потребительские кредиты без залога и поручительства, с размером долга не более 300 000 руб., задолженность по микрозаймам и кредитным картам.

При уступке долга банком коллектору, права по обязательству заемщика переходят к третьему лицу в том же объеме и на тех же условиях, что в свою очередь, позволяет должнику пользоваться своими правами, несмотря на смену кредитора.

В данной ситуации, должник имеет право требовать от своих первоначальных и новых кредиторов соответствующих документов, а именно, договора об уступке права требования (цессии). При отсутствии такого договора должник вправе не исполнять обязательство новому кредитору, за исключением, если уведомление о переходе права получено от первоначального кредитора. Обращаем Ваше внимание, в конкретных ситуациях заемщик должен быть крайне предусмотрительным и всю полученную корреспонденцию в почтовом ящике, по электронной почте не следует расценивать как руководство к действию. Должник должен быть извещен надлежащим образом о том, что произошла перемена лиц в обязательстве, либо должнику следует обратиться к первоначальному кредитору и получить копию договора цессии.
Итак, Вы получили копию договора цессии и отпали сомнения в том, что у вас новый кредитор.

Изучаем договор цессии и обращаем внимание на пункты, в которых указывается за какой промежуток времени, и в каком объеме переходит право требования задолженности к новому кредитору.

Кроме того, на основании статьи 386 ГК РФ должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора.

ФЗ от 03.07.2016 г. № 230-ФЗ предусмотрено, что взаимодействие с должником, направленное на возврат просроченной задолженности вправе осуществлять только кредитор, новый кредитор, при переходе к нему прав требования и лицо, действующее от имени и в интересах кредитора, только в том случае, если оно является кредитной организацией или лицом, осуществляющим деятельность по возврату просроченной задолженности в качестве основного вида деятельности, включенным в государственный реестр. При этом должник вправе отказаться от взаимодействия с кредитором и (или) лицом, действующим от его имени и (или) в его интересах (статья 8 настоящего ФЗ). Данное положение будет применимо с 01 января 2017 года.

Впрочем, на войне все средства хороши, как говорится, а долг, все же остается долгом. В данном случае при невозможности выплаты всей суммы долга новому кредитору необходимо направить заявление с требованием реструктуризировать имеющуюся задолженность, а в случае его отказа требовать обращения в суд. Вместе с тем, перемена лиц в обязательстве, не лишает должника права, учитывая его тяжелое финaнсовое положение, исчерпавшего все другие возможности, обратиться в Арбитражный Суд с заявлением о признании гражданина банкротом.

Pthelovod
Александр (можно Николаич)
Александр (можно Николаич) 

  Продажный суд, рассторгая, поддержит банк и коллекторов

Сообщение Разместил Spika 12 авг 2018, 09:41

ТРЕБОВАНИЕ ДОСРОЧНО ВЕРНУТЬ ЗАЕМ НЕ СВИДЕТЕЛЬСТВУЕТ ОБ ОДНОСТОРОННЕМ РАСТОРЖЕНИИ ДОГОВОРА
14.10.2015

ВС РФ сделал вывод применительно к требованию досрочно вернуть всю сумму займа (кредита), обусловленному тем, что заемщик нарушил срок возврата очередной его части. В данном случае изменится только срок исполнения обязательства.
Подобная позиция высказывалась ранее не только ВС РФ, но и ВАС РФ. Отметим, практика сформирована до 1 июня 2015 года - даты вступления в силу поправок к положениям ГК РФ об основаниях для изменения и расторжения договора (ст. 450 ГК РФ). Однако рассмотренный подход актуален и сейчас.

Документ: Определение ВС РФ от 08.09.2015 N 5-КГ15-91

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 8 сентября 2015 г. N 5-КГ15-91

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе
председательствующего Горшкова В.В., судей Гетман Е.С., Асташова С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску публичного акционерного общества "Банк "Возрождение" к Рябову С.А. о взыскании задолженности по кредитному договору по кассационной жалобе публичного акционерного общества "Банк "Возрождение" на решение Хорошевского районного суда г. Москвы от 10 июня 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 2 октября 2014 г.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова С.В., выслушав представителя ПАО "Банк "Возрождение" Сачкова В.К., выступающего по доверенности и поддержавшего доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
установила:
ПАО "Банк "Возрождение" (далее - Банк) обратилось в суд с иском к Рябову С.А. о взыскании задолженности по уплате процентов за пользование кредитом за период с 26 октября 2007 г. по 11 апреля 2014 г., а также понесенных по делу судебных расходов.
В обоснование своих требований истец указал на то, что 25 июля 2005 г. между ним и ответчиком был заключен кредитный договор, в соответствии с которым Банк предоставил ответчику кредит в размере <...> под 12% годовых на срок до 24 июня 2008 г., при этом исполнение обязательств заемщиком было обеспечено залогом автомобиля.
В связи с ненадлежащим исполнением Рябовым С.А. своих обязательств решением Хорошевского районного суда г. Москвы от 26 декабря 2007 г., вступившим в законную силу 17 марта 2008 г., с ответчика в пользу истца была взыскана задолженность по кредитному договору и обращено взыскание на заложенное имущество. Поскольку кредитный договор не расторгнут, а указанное судебное решение исполнено частично, кредит истцом не возвращен, то, по мнению истца, он вправе требовать взыскания начисленных на невозвращенную сумму кредита процентов за пользование кредитом после вынесения решения суда.
Размер процентов по состоянию на 11 апреля 2014 г. истцом рассчитан в размере <...>.
Решением Хорошевского районного суда г. Москвы от 10 июня 2014 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 2 октября 2014 г., исковые требования оставлены без удовлетворения.
В кассационной жалобе заявителем ставится вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений.
Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова С.В. от 27 июля 2015 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются предусмотренные статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основания для отмены в кассационном порядке апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 26 ноября 2014 г.
В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что такие нарушения норм материального права были допущены судебными инстанциями при рассмотрении настоящего дела.
Указанные в исковом заявлении обстоятельства дела сторонами не оспаривались и судом признаны установленными.
При разрешении спора по существу суд исходил из того, что Банк, предъявив иск о взыскании задолженности по кредитному договору, тем самым выразил намерение досрочно прекратить действие указанного договора. Вынесение Хорошевским районным судом г. Москвы решения от 26 декабря 2007 г. об удовлетворении исковых требований Банка, по мнению суда, привело к расторжению договора, а следовательно, у Банка отсутствовали основания для начисления процентов за пользование кредитом за последующий период.
С таким выводом согласился и суд апелляционной инстанции.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что вынесенные по делу судебные постановления являются ошибочными.
В соответствии с пунктом 1 статьи 307 Гражданского кодекса Российской Федерации в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как то: передать имущество, выполнить работу, оказать услугу, внести вклад в совместную деятельность, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности.
Основания прекращения обязательств предусмотрены главой 26 Гражданского кодекса Российской Федерации, к которым относятся надлежащее исполнение обязательств (статья 408), отступное (статья 409), зачет (статья 410), зачет при уступке требования (статья 412), совпадение должника и кредитора в одном лице (статья 413), новация (статья 414), прощение долга (статья 415), невозможность исполнения (статья 416), акт органа государственной власти или органа местного самоуправления (статья 417), ликвидация юридического лица (статья 419).
Согласно пункту *** статьи 407 Гражданского кодекса Российской Федерации основания прекращения обязательств могут быть предусмотрены также другими законами, иными правовыми актами или договором.
Вынесение судом решения о взыскании долга в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, другими законами, иными правовыми актами, договором между сторонами само по себе основанием прекращения обязательства по кредитному договору не является, если это прямо не указано в самом решении суда.
Таким образом, при отсутствии иных оснований обязательство прекращается его надлежащим исполнением.
Пунктом 1 статьи 809 Гражданского кодекса Российской Федерации определено, что если иное не предусмотрено законом или договором займа, заимодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором.
В соответствии с пунктом 2 указанной статьи при отсутствии иного соглашения проценты выплачиваются ежемесячно до дня возврата суммы займа.
В силу пункта 3 статьи 810 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено договором займа, сумма займа считается возвращенной в момент передачи ее заимодавцу или зачисления соответствующих денежных средств на его банковский счет.
Таким образом, в случае вынесения судом решения о взыскании основного долга и процентов по договору займа данное обязательство должника будет считаться исполненным в момент возврата денежных средств кредитору.
Согласно положениям статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации договор может быть расторгнут по соглашению сторон или по требованию одной стороны в предусмотренных законом или договором случаях.
В соответствии с пунктом 2 статьи 811 Гражданского кодекса Российской Федерации, если договором займа предусмотрено возвращение займа по частям (в рассрочку), то при нарушении заемщиком срока, установленного для возврата очередной части займа, заимодавец вправе потребовать досрочного возврата всей оставшейся суммы займа вместе с причитающимися процентами.
По смыслу приведенных норм закона предъявление кредитором требования о досрочном возврате суммы займа (кредита) не означает одностороннего расторжения договора, а изменяет срок исполнения обязательства по возврату суммы долга (кредита).
Как следует из судебных постановлений и материалов дела, предъявляя требования о досрочном возврате суммы кредита, Банк требований о расторжении договора не заявлял.
Решением Хорошевского районного суда г. Москвы от 26 декабря 2007 г. кредитный договор расторгнут не был, соглашение о его расторжении между сторонами также не заключалось.
Сумма кредита в полном объеме ответчиком не возвращена, он продолжает пользоваться кредитом в невозвращенной части.
С учетом изложенного выводы судов первой и апелляционной инстанций о расторжении кредитного договора и о прекращении обязательств ответчика противоречат нормам материального права.
При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что при рассмотрении настоящего дела судебными инстанциями допущены нарушения норм материального права, которые являются существенными, непреодолимыми и которые не могут быть устранены без отмены судебного постановления и нового рассмотрения дела.
Согласно части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 данного Кодекса.
Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию (пункт 21 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июля 2012 г. N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции").
Приведенные выше требования закона и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации судом апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела выполнены не были.
С учетом изложенного, а также принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит нужным отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 2 октября 2014 г. с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.
Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:
апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 2 октября 2014 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.
Каждый прожитый день-маленькая жизнь

Spika
Татьяна
Татьяна 

  Продажный суд, рассторгая, поддержит банк и коллекторов

Сообщение Разместил Pthelovod 21 янв 2019, 14:20

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
О П Р Е Д Е Л Е Н И Е
от 26 декабря 2017 года № 305-ЭС17-14389

г. Москва Дело № А40-172921/2016

Резолютивная часть определения объявлена 21 декабря 2017 года.
Полный текст определения изготовлен 26 декабря 2017 года.
Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда
Российской Федерации в составе:
председательствующего судьи Букиной И.А.,
судей Разумова И.В. и Самуйлова С.В. –
рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную
жалобу общества с ограниченной ответственностью «Директ-Лизинг»
(далее – общество) на решение Арбитражного суда города Москвы
от 23.12.2016 (судья Поздняков В.Д.), постановление Девятого
арбитражного апелляционного суда от 06.04.2017
(судьи Савенков О.В., Сумарокова Т.Я. и Барановская Е.Н.) и
постановление Арбитражного суда Московского округа от 21.06.2017
(судьи Матюшенкова Ю.Л., Дербенев А.А. и Егорова Т.А.) по делу
№ А40-172921/2016.
В судебном заседании приняли участие представители:
акционерного общества «Волгоградский металлургический
комбинат «Красный Октябрь» (далее – комбинат) – Кучерявый Д.В. по
доверенности от 28.12.2016;
закрытого акционерного общества «Торговый Дом
Металлургический завод «Красный Октябрь» (далее – торговый дом) –
Головизнин Д.А. по доверенности от 01.11.2016.
2
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации
Букиной И.А. и объяснения представителей участвующих в деле лиц,
Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда
Российской Федерации
У С Т А Н О В И Л А:
общество обратилось в арбитражный суд с иском к обществу с
ограниченной ответственностью «Русское розыскное бюро» (далее –
бюро), комбинату и торговому дому о расторжении договоров цессии
от 26.02.2016, 26.05.2016, 20.07.2016 и истребовании из чужого
незаконного владения торгового дома права требования к обществу с
ограниченной ответственностью «Волгоградский завод буровой
техники» (далее – завод) в размере 646 680 120 руб. основного долга и
77 170 200 руб. неустойки.
Решением суда первой инстанции от 23.12.2016, оставленным без
изменения постановлениями судов апелляционной инстанции
от 06.04.2017 и округа от 21.06.2017, в удовлетворении заявленных
требований отказано.
Общество обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с
кассационной жалобой, в которой просит обжалуемые судебные акты.
Определением Верховного Суда Российской Федерации
от 21.11.2017 (судья Букина И.А.) кассационная жалоба вместе с делом
переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии
по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.
В судебном заседании представители комбината и торгового дома
возражали против удовлетворения кассационной жалобы.
Иные лица, участвующие в деле, надлежащим образом
извещенные о времени и месте судебного разбирательства, явку своих
представителей в суд не обеспечили, что не препятствует
рассмотрению дела в их отсутствие. При этом явившийся в судебное
заседание от имени общества Разоренов Н.В. не допущен в качестве
представителя в связи с истечением срока действия представленной
доверенности.
Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в
кассационной жалобе, выслушав представителей комбината и
торгового дома, Судебная коллегия по экономическим спорам
Верховного Суда Российской Федерации считает, что обжалуемые
судебные акты подлежат отмене по следующим основаниям.
Как установлено судами и следует из материалов дела,
требование общества к заводу возникло из договоров купли-продажи
от 21.10.2013 № 72/13-ДКП и от 20.06.2013 года № 49/13-ДКП, в
соответствии с которыми завод (продавец) обязался поставить
обществу (покупателю) три мобильных буровых установки. Данные
обязательства продавцом выполнены не были, в связи с чем на его
3
стороне возникла обязанность вернуть денежные средства, полученные
в качестве аванса.
26.02.2016 между обществом (цедентом) и бюро (цессионарием)
заключено соглашение об уступке, по условиям которого
вышеназванное право требования передано цессионарию. Стороны
договорились, что за уступаемое право цессионарий выплачивает
цеденту 80 % от уступленной суммы основного долга, бюро
производит оплату в течение десяти банковских дней с момента
поступления от должника (завода) или иного лица суммы основного
долга. При этом стороны согласовали, что право требования переходит
в момент подписания договора.
Определением Арбитражного суда Волгоградской области
от 10.05.2016 по делу о банкротстве завода № А12-18544/2015 в реестр
требований кредиторов включено требование бюро в размере
646 680 120 руб. основного долга и 77 170 200 руб. неустойки.
Бюро обязательства по оплате переданного права требования не
исполнило. Письмом от 24.05.2016 бюро сообщило обществу о
намерении продать право требования комбинату. В ответ общество
письмом от 25.05.2016 выразило несогласие с последующей уступкой и
потребовало расторжения договора цессии от 26.02.2016.
Однако на следующий день (26.05.2016) бюро уступило право
требования в пользу комбината, который впоследствии (20.07.2016)
уступил названное право торговому дому. В рамках дела о банкротстве
завода определениями от 07.07.2016 и от 06.12.2016 осуществлены
соответствующие процессуальные замены.
17 и 20 июня 2016 года общество направило претензии о
расторжении договоров цессии соответственно бюро и комбинату,
однако ответа не получило.
В связи с неоплатой соглашения об уступке от 26.02.2016
общество обратилось в суд с настоящим иском, полагая также, что
спорное требование находится у него в залоге в силу пункта 5
статьи 488 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды
сослались на положения пункта 4 статьи 454 Гражданского кодекса
Российской Федерации и указали, что применение к соглашению об
уступке положений о нахождении в залоге у продавца товара,
проданного в кредит, в рассматриваемом случае невозможно, так как
это противоречит содержанию и характеру переданных имущественных
прав. Кроме того, наличие права залога цедента не вытекает из
соглашения об уступке.
Суды первой и апелляционной инстанций также указали, что
неисполнение цессионарием обязательства перед цедентом по оплате за
уступленное право требования не может ставиться в обоснование
недействительности самой цессии. Суд округа отметил, что данное
4
обстоятельство не является и основанием для расторжения договора
(существенным нарушением его условий) по смыслу статьи 450
Гражданского кодекса Российской Федерации.
Суды указали, что в определении от 10.05.2016 по делу о
банкротстве завода № А12-18544/2015 соглашение об уступке права
обществом в пользу бюро от 26.02.2016 получило правовую оценку на
предмет его действительности. Суд в деле о банкротстве
констатировал, что неоплата не является основанием для признания
уступки несостоявшейся. Кроме того, общество не заявляло
возражений при рассмотрении заявлений о правопреемстве с бюро на
комбинат и с комбината на торговый дом.
При таких условиях суды не усмотрели оснований для
удовлетворения исковых требований.
Однако судами не учтено следующее.
Обществом заявлены исковые требования о расторжении всех
договоров цессии (от 26.02.2016, 26.05.2016 и 20.07.2016) и
истребовании из чужого незаконного владения торгового дома
спорного права требования к заводу. В качестве основания своего иска
общество ссылалось на неосуществление бюро оплаты по первой
цессии, а также на осведомленность последующих цессионариев о
запрете дальнейшей уступки до оплаты по первой.
Разрешая спор, суды отметили, что неоплата не является
основанием для признания сделки недействительной, то есть по
существу разрешили вопрос о квалификации сделки на предмет ее
действительности, а не наличия оснований для расторжения. Таким
образом, судами нижестоящих инстанций были рассмотрены не те
требования, которые заявлены, что нарушает право истца на судебную
защиту в части определения и формулирования предмета иска и
свидетельствует о неправильном применении судами норм
процессуального права.
При этом относительно существа заявленных требований
судебная коллегия отмечает следующее.
По смыслу пункта 2 статьи 450 Гражданского кодекса
Российской Федерации основанием для расторжения договора в
судебном порядке по требованию одной из его сторон является
существенное нарушение договора другой стороной. Применительно к
соглашениям купли-продажи судебной практикой выработана позиция,
согласно которой неоплата покупателем цены договора в
согласованный сторонами срок свидетельствует о таком существенном
нарушении, поскольку без оплаты товара соответствующие отношения
по купле-продаже теряют для продавца смысл, в связи с чем он в
значительной степени лишается того, на что был вправе рассчитывать
при заключении договора (постановления Президиума Высшего
Арбитражного Суда Российской Федерации от 06.02.2007 № 12295/06,
5
от 15.04.2008 № 16732/07, от 23.06.2009 № 4651/09, от 10.06.2014 №
1999/14, определения Верховного Суда Российской Федерации от
30.11.2017 № 304-ЭС17-11435, от 11.07.2017 № 78-КГ17-21). При этом
тот факт, что продавец может защитить свои права путем взыскания
долга, сам по себе не препятствует предъявлению требования о
расторжении договора как альтернативного способа защиты, выбор
конкретного способа защиты находится в воле продавца.
Соответствующий подход к толкованию норм права подлежит
применению и к соглашениям, на основании которых происходит
уступка (пункт 4 статьи 454 Гражданского кодекса Российской
Федерации).
Применительно к рассматриваемому случаю обществом заявлены
требования о расторжении не только договора цессии от 26.02.2016, в
рамках которого оно являлось цедентом, но и двух последующих
сделок, стороной которых общество не являлось. Соответственно
заявленное требование необходимо разрешать с учетом положений
пункта 2 статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации.
В части иска, касающейся лишения прав на спорное требование
конечного цессионария, необходимо учитывать, что расторжение
первого соглашения в цепочке сделок по уступке затрагивает только
стороны такого соглашения и не должно отражаться на правах третьих
лиц, в том числе последующих цессионариев. Конкретные
обязательственные условия предшествующих соглашений об уступке
не должны затрагивать права лиц, не являющихся сторонами данных
соглашений, поскольку такие условия носят относительный характер и
не могут связывать третьих лиц (пункт 3 статьи 308 Гражданского
кодекса Российской Федерации). Исключение могут составлять случаи,
когда последующие цессионарии являются недобросовестными,
например, когда они действуют согласованно с первым цессионарием в
целях исключения возможности осуществить возврат права при
расторжении первой цессии.
Учитывая, что дело фактически не было рассмотрено судами по
заявленным требованиям, судебная коллегия приходит к выводу, что
имеют место существенные нарушения норм процессуального права,
которые повлияли на исход рассмотрения дела и без устранения
которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав,
свобод и законных интересов вовлеченных в спорные отношения лиц, в
связи с чем данные судебные акты на основании части 1 статьи 291.11
Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации
подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд
первой инстанции.
При новом рассмотрении суду следует учесть изложенное,
установить, имеется или нет такое основание для расторжения первой
сделки по уступке права как неисполнение бюро обязанности по оплате
6
требования; оценить добросовестность комбината и торгового дома как
последующих цессионариев.
Кроме того, следует учесть возражения данных лиц о том, что
недобросовестностью в действительности характеризуется не их
поведение, а согласованные действия общества и бюро. Первоначально
ни общество, ни бюро не возражали против осуществления
процессуальных правопреемств на комбинат и торговый дом в рамках
дела о банкротстве завода (должника), несмотря на то, что были
привлечены к рассмотрению соответствующих ходатайств. По мнению
комбината и торгового дома, настоящий процесс искусственно
инициирован обществом и бюро после получения бюро от комбината
реальной оплаты за уступленное право в целях недобросовестного
возврата права требования первому цеденту, то есть, по сути,
направлен на неосновательное обогащение согласованно действующих
общества и бюро.
В связи с этим суду при новом рассмотрении следует также
проверить и довод о совместном злоупотреблении обществом и бюро
своими правами, принимая во внимание, в том числе и косвенные
признаки: их внутреннее взаимодействие, заведомую неисполнимость
условия первого соглашения цессии об оплате цеденту в размере 80 %
после получения всей суммы от завода в условиях известного бюро и
обществу факта неплатежеспособности завода, наличие общего
процессуального представителя на протяжении рассмотрения
названного дела и т.д.
Разрешив вопрос о добросовестности комбината и торгового
дома, с одной стороны, а также общества и бюро, с другой, суду
надлежит оценить правомерность иска в части возврата спорного права
требования его первоначальному обладателю (обществу).
Руководствуясь статьями 291.11 – 291.14 Арбитражного
процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия
по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации
О П Р Е Д Е Л И Л А:
решение Арбитражного суда города Москвы от 23.12.2016,
постановление Девятого арбитражного апелляционного суда
от 06.04.2017 и постановление Арбитражного суда Московского округа
от 21.06.2017 по делу № А40-172921/2016 отменить.
Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд
города Москвы.
Председательствующий-судья И.А. Букина
судья И.В Разумов
судья С.В. Самуйлов

Pthelovod
Александр (можно Николаич)
Александр (можно Николаич) 

  Продажный суд, рассторгая, поддержит банк и коллекторов

Сообщение Разместил Pthelovod 24 янв 2019, 07:42

Апелляционное определение № 33-3770/2014 от 23 декабря 2014 г. по делу № 33-3770/2014
Курганский областной суд (Курганская область) - Гражданское
Суть спора: Иски о взыскании сумм по договору займа, кредитному договору
Судья Тихонова О.А. №33-3770/2014

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Курганского областного суда в составе:

судьи-председательствующего Софиной И.М.,

судей Фоминой А.И., Фроловой Ж.А.,

при секретаре судебного заседания Комлевой К.С.,

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Кургане 23 декабря 2014 года гражданское дело по заявлению ООО «Югорское коллекторское агентство» о процессуальном правопреемстве,

по частной жалобе ООО «Югорское коллекторское агентство» на определение Курганского городского суда Курганской области от 22 августа 2014 года, которым постановлено:

отказать ООО «Югорское коллекторское агентство» в удовлетворении заявления о процессуальном правопреемстве.

Заслушав доклад судьи Софиной И.М. об обстоятельствах дела, судебная коллегия

установила:

ООО «Югорское коллекторское агентство» обратилось в суд с заявлением о замене стороны правопреемником, указывая, что решением Курганского городского суда Курганской области от 21 октября 2011 года с Глубокий Д.В., Найдановой Е.В., Шумилова А.В. в солидарном порядке взыскана в пользу ОАО «ВУЗ-банк» задолженность по кредитному договору №. 28 января 2013 года между ОАО «ВУЗ-банк» и ООО «Югорское коллекторское агентство» был заключен договор цессии <...>, в связи с чем заявитель просил произвести замену взыскателя ОАО «ВУЗ-банк» на ООО «Югорское коллекторское агентство».

Представитель заявителя ООО «Югорское коллекторское агентство» в судебное заседание не явился, просил рассмотреть дело без его участия (л.д. 109).

Заинтересованные лица Глубокий Д.В., Найданов Е.В., Шумилов А.В. в судебное заседание не явились. В письменном заявлении Шумилов А.В. просил рассмотреть дело без его участия, против удовлетворения заявления возражал (л.д. 125).

Курганским городским судом Курганской области постановлено изложенное выше определение.

В частной жалобе заявитель ООО «Югорское коллекторное агентство» просит определение суда отменить, заявление удовлетворить. Оспаривая определение суда, указывает, что несоответствие денежных сумм, взысканных по решению суда и переданных взыскателем по договору цессии, не может являться основанием для отказа в удовлетворении заявления о процессуальном правопреемстве в полном объеме. Заявитель указывает, что он не заявлял требования о замене стороны на какую-то определенную денежную сумму, а обосновывал свое требование исходя из решения суда от 21 октября 2011 года. Таким образом, он заведомо не возражал о процессуальном правопреемстве на сумму требований, указанную в судебном решении, однако судом данное обстоятельство не было учтено. Более того, указывает, что отказ суда был обусловлен также возражениями ответчика, на которые суд ссылается в оспариваемом определении и которые в адрес заявителя не поступали, в связи с чем он был лишен возможности представлять доказательства в опровержение данных возражений.

В представленных возражениях заинтересованное лицо Шумилов А.В. полагает определение суда законным и обоснованным.

Частная жалоба рассмотрена судебной коллегией в порядке статьи 333 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации без извещения лиц, участвующих в деле.

Проверив материалы дела, обсудив доводы частной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены определения суда.

В соответствии со статьей 44 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. Правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства. Все действия, совершенные до вступления правопреемника в процесс, обязательны для него в той мере, в какой они были бы обязательны для лица, которое правопреемник заменил.

Аналогичное правило содержится и в статье 52 Федерального закона от 2 октября 2007 года № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве».

По смыслу приведенной нормы процессуальное правопреемство происходит в тех случаях, когда права или обязанности одного из субъектов спорного материального правоотношения в силу тех или иных причин переходят другому лицу, которое не принимало участия в данном процессе.

Положения статьи 44 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, закрепляющей основания и порядок процессуального правопреемства, направлены на установление дополнительных процессуальных гарантий для лиц, участвующих в деле.

Из материалов дела следует, что решением Курганского городского суда Курганской области от 21 октября 2011 года исковые требования ОАО «ВУЗ-банк» к Глубокий Д.В., Найданову Е.В., Шумилову А.В. о взыскании задолженности по кредитному договору, расторжении кредитного договора, обращении взыскания удовлетворены. Кредитный договор № от <...>, заключенный между ОАО «ВУЗ-банк» и Глубокий Д.В., расторгнут. С ответчиков в солидарном порядке в пользу ОАО «ВУЗ-банк» взыскана задолженность по кредитному договору в размере <...> руб., в том числе сумма основного долга в размере <...> руб., плата за пользование кредитом в размере <...> руб., пени по просроченному основному долгу в размере <...> руб., пени по просроченной плате за пользование кредитом в размере <...> руб., а также <...> руб. в счет возврата государственной пошлины. Также указанным решением суда обращено взыскание на заложенное имущество автомобиль марки Тойота Авенсис, 2008 года выпуска, оценочной стоимостью <...> руб. (л.д. 67-69).

Данное решение суда не было обжаловано и вступило в законную силу 8 ноября 2011 года.

13 декабря 2011 года судебным приставом – исполнителем Курганского городского отдела судебных приставов № УФССП России по Курганской области в отношении должников Глубокий Д.В., Шумилова А.В., Найдановой Е.В. были возбуждены исполнительные производства (л.д. 88-101) на предмет взыскания долга в размере <...> руб. и госпошлины в размере <...> руб.

На основании поданного взыскателем ОАО «ВУЗ – банк» заявления о возврате исполнительных документов исполнительные производства 7 февраля 2013 года были окончены (л.д. 102-107).

Сведений о том, что на момент рассмотрения дела решение суда было в полном объеме исполнено должниками, материалы дела не содержат.

28 января 2013 года между ОАО «ВУЗ-банк» и ООО «Югорское коллекторское агентство» был заключен договор цессии <...>, по условиям которого цедент передает (уступает), а цессионарий принимает от цедента права требования, принадлежащие цеденту по кредитным договорам согласно Приложению № к договору (л.д. 41-115).

В п. 1.2 договора цессии указано, что цедент передает (уступает) цессионарию права требования по кредитным договорам по состоянию на 28 января 2013 года.

В соответствии с Приложением № к договору цессии цессионарию передано право требования к Глубокий Д.В. по кредитному договору от 9 декабря 2010 года № на общую сумму <...> руб.

В связи с заключенным между ОАО «ВУЗ-банк» и ООО «Югорское коллекторское агентство» договором цессии, последний обратился в суд с настоящим заявлением.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований ООО «Югорское коллекторское агентство» о замене стороны по гражданскому делу, суд исходил из того, что суммы, переданные по договору цессии, не совпадают с суммами, взысканными решением Курганского городского суда.

На основании статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона. Правила о переходе прав кредитора к другому лицу не применяются к регрессным требованиям.

Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

Если должник не был письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим для него неблагоприятных последствий. В этом случае исполнение обязательства первоначальному кредитору признается исполнением надлежащему кредитору.

Согласно статье 384 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты.

В заявлении ООО «Югорское коллекторское агентство» просит допустить процессуальное правопреемство в гражданском деле № по решению о взыскании в пользу ОАО «ВУЗ-банк» с Глубокий Д.В., Найданова Е.В., Шумилова А.В. задолженности по кредитному договору, а именно заменить взыскателя ОАО «ВУЗ-банк» на его правопреемника – ООО «Югорское коллекторское агентство».

По условиям договора уступки требования (цессии) № от 28 января 2013 года заявителем приобретена задолженность по кредитным договорам ОАО «ВУЗ-банк» по состоянию на 28 января 2013 года, в том числе в отношении Глубокий Д.В., с которого решением суда в солидарном порядке с другими ответчиками в числе иных платежей взыскана задолженность по процентам за пользование кредитом (плата за пользование кредитом) в размере <...> руб., пени по просроченному основному долгу в размере <...> руб. и пени по просроченной плате за пользование кредитом в размере <...> руб. Согласно выписке из Приложения № к договору уступки требования (цессии) в отношении должника Глубокий Д.В. заявителем приобретено право требования процентов на просроченную задолженность в размере <...> руб., пени в размере <...> руб. (л.д. 114). При этом, ни заявление о замене стороны правопреемником, ни указанная выписка не содержат расчета, позволяющего установить, на основании чего и за какой период произведен расчет указанных процентов в размере <...> руб., в то время как решением Курганского городского суда Курганской области от 21 октября 2011 года с Глубокий Д.В. взысканы пени по просроченному основному долгу и по просроченной плате за пользование кредитом в сумме <...> руб. по состоянию на 31 августа 2011 года. Взыскание процентов на просроченную задолженность в большем размере, а также взыскание их за период после указанной даты судебным решением не произведено, что не предоставляет правопреемнику взыскателя право требовать взыскания с должника данных процентов, в том числе за иной период, по исполнительному производству в рамках настоящего гражданского дела.

Поскольку на основании представленных по делу доказательств установлено несоответствие объема обязательств и их условий, переданных по договору уступки права требования, существовавшим к моменту перехода этого права, что свидетельствует о противоречии договора цессии № от 28 января 2013 года требованиям статьи 384 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции пришел к правильному выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения заявления ООО «Югорское коллекторское агентство» о процессуальном правопреемстве по данному гражданскому делу.

Таким образом, спор разрешен судом при правильном применении норм материального права и с соблюдением процессуального порядка. Значимые по делу обстоятельства судом установлены правильно, выводы суда об удовлетворении заявленных требований основаны на установленных судом обстоятельствах, не противоречат действующему законодательству.

Руководствуясь статьями 333 – 335 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

определение Курганского городского суда Курганской области от 22 августа 2014 года оставить без изменения, частную жалобу ООО «Югорское коллекторское агентство» - без удовлетворения.

Судья – председательствующий:

Судьи:

Pthelovod
Александр (можно Николаич)
Александр (можно Николаич) 

  Продажный суд, рассторгая, поддержит банк и коллекторов

Сообщение Разместил Pthelovod 24 янв 2019, 07:59

ВС РТ поправил суды, отказавшие коллекторам в процессуальном правопреемстве по делу Сбербанка

Верховный суд Республики Татарстан представил на своем сайте обзор судебной практики рассмотрения уголовных, гражданских дел и дел об административных правонарушениях за первый квартал 2015 года, утвержденный президиумом суда 20 мая.

В обзоре разбираются ошибки применения уголовного и уголовно-процессуального закона, споры о защите прав потребителей, споры, возникающие из публичных правоотношений, трудовые споры, жалобы по делам об административных правонарушениях, а также такие вопросы, как замена стороны в исполнительном производстве, взыскание судебные расходов и ряд других.

Анализируя одно из дел, ВС РТ отмечает, что на отношения, возникшие в ходе исполнения судебного решения (исполнительное производство), законодательство о защите прав потребителей не распространяется.

26 октября 2011 года мировым судьей судебного участка №7 по Альметьевскому судебному району Татарстана вынесен судебный приказ о взыскании с М. в пользу ОАО "Сбербанк России" задолженности по кредитному договору в сумме 69 275,42 руб. 29 июля 2014 года ОАО "Первое коллекторское бюро" обратилось с заявлением о замене стороны в исполнительном производстве (процессуальное правопреемство). В обоснование указано, что ОАО "Сбербанк России" уступило права (требования) по кредитному договору Бюро на основании договора.

Определением мирового судьи судебного участка №7 по Альметьевскому судебному району, оставленным без изменения определением Альметьевского городского суда, в удовлетворении заявления отказано.

В кассационной жалобе ставился вопрос об отмене судебных постановлений и удовлетворении заявления о правопреемстве, указывалось, что разъяснения, содержащиеся в постановлении Пленума Верховного суда РФ "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей", не могут быть применены к установленным правоотношениям, поскольку уступка права требования произведена в рамках исполнительного производства, на которое законодательство о защите прав потребителей не распространяется, в то же время и кредитный договор предусматривал право банка уступить право требования третьему лицу, не имеющему банковской лицензии.

Президиум ВС РТ посчитал, что имеются основания для отмены судебных актов. Суды установили, что между М. и ОАО "Сбербанк России" заключен кредитный договор, кредит предоставлен, заемщик свои обязательства по возврату кредита и уплате процентов не исполнил, на день подачи заявления о выдаче судебного приказа имелась задолженность. Мировым судьей вынесен судебный приказ о взыскании с М. в пользу ОАО "Сбербанк России" названной задолженности. Из пункта 4.2.5 кредитного договора следует, что кредитор (Банк) имеет право полностью или частично переуступить свои права по договору другому лицу без согласия заемщика. Договором уступки права (требований) ОАО "Сбербанк России" (цедент) передало Бюро (цессионарий) права (требования) по просроченным кредитам физических лиц, в том числе М.

Отказывая в удовлетворении заявления, суды исходили из того, что Бюро не имеет лицензии на осуществление банковской деятельности, поэтому ему не могут быть уступлены права требования.

В пункте 51 постановления Пленума ВС РФ "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" разъяснено, что, разрешая дела по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями (физическими лицами), суд должен иметь в виду, что Законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении. Как следует из данного разъяснения, для гражданина-заемщика предусмотрены дополнительные гарантии, а именно,:права требования по кредитному договору могут быть переданы банком другой организации, не имеющей лицензии на осуществление банковской деятельности, если это предусмотрено кредитным договором.

Вместе с тем из материалов дела усматривается, что договором между ОАО "Сбербанк России" и Бюро уступаются права требования не по кредитному договору, а в отношении денежной суммы, взысканной решением суда, соответственно, уступаются права требования по исполнительному производству о взыскании с М. денежных средств.

Правоотношения, возникшие при исполнении решения суда, регулируются не кредитным договором, а Федеральным законом "Об исполнительном производстве". В соответствии с содержанием частей 1 и 2 статьи 52 данного закона, замена стороны в исполнительном производстве правопреемником может произойти, в том числе, в результате заключения договора уступки права требования. Таким образом, на отношения, возникшие в связи с исполнением решения суда, не распространяются законодательство о защите прав потребителей, и не имеется соответствующих ограничений на передачу права требования по кредитному договору, заключенному с заемщиком-гражданином.

Помимо этого пунктом 4.2.5 кредитного договора предусмотрено право банка, полностью или частично переуступить свои права по договору другому лицу без согласия заемщика, то есть при заключении кредитного договора стороны пришли к соглашению о возможности уступки права требования лицу, не имеющему лицензии на осуществление банковской деятельности.

В силу части 1 статьи 44 ГПК РФ в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. Правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства.

При таком положении выводы судов о невозможности замены стороны в исполнительном производстве основаны на неправильном применении и толковании правовых норм, данное нарушение закона является существенным, поскольку повлияло на правильность разрешения заявления о замене стороны в исполнительном производстве, без отмены судебных актов Бюро лишено дальнейшей возможности реализации своих прав. Президиум ВС РТ постановил определение мирового судьи и апелляционное определение городского суда отменить и принять новое судебное постановление, которым заявление ОАО "Первое коллекторское бюро" о замене стороны в исполнительном производстве удовлетворено.

Pthelovod
Александр (можно Николаич)
Александр (можно Николаич) 

  Продажный суд, рассторгая, поддержит банк и коллекторов

Сообщение Разместил Pthelovod 24 янв 2019, 08:15

Как говорится по многочисленным просьбам трудящихся мы решили обновить данную статью на предмет освещения некоторых вопросов, возникающих в судебной практике, когда коллекторы подавали в суд по кредиту. Статья написано по информации на октябрь 2016 года.

Попутно отвечаем на довольно часто задаваемый вопрос: могут ли коллекторы подать в суд. Отвечаем – могут.
Сразу отметим, что учитывая небольшое время со дня вступления в силу антиколлекторского закона* сколь-нибудь интересной практики по нему пока нет, поэтому мы выложили обзор двух дел, выводы которых могут быть вам полезными при спорах с коллекторами.

Коллекторы обратились в суд с требованием о замене на стадии исполнительного производства первоначального взыскателя (банка) на коллекторское агентство.

Дело № 33-2951/2016 14 апреля 2016 года Судебная коллегия по гражданским делам Ярославского областного суда

Доводы коллекторов: при заключении кредитного договора банк предусмотрел в нем свое право переуступить долг по договору третьему лицу. Однако взыскание долга по кредита в судебном порядке банк производил самостоятельно, а третьему лицу (коллекторскому агентству) долг был переуступлен банком только на стадии исполнительного производства.
Решение судов первой и апелляционной инстанций: суды не признали законной переуступку на стадии исполнительного производства и отказали коллекторам в правопреемстве, поскольку банк самостоятельно обратился в суд к своему должнику с требованием о взыскании задолженности, не признавая тем самым договор цессии (прим: так по «грамотному» называется уступка требования долга).

Данное обстоятельство свидетельствует о том, что банк не предпринял мер по реализации намерений, отраженных в договоре цессии по уступке прав коллекторам (то есть решил действовать сам без коллекторов, которые таким образом не подавали в суд на должника).

Вывод: если коллекторы встряли в дело уже после того, как банк отсудился с должником, требования коллекторов по взысканию могут быть признаны несостоятельными.

Гражданин обратился с жалобой на действия банка и коллекторов.

Дело №33-1234/2016 от 01 марта 2016 года Судебная коллегия по гражданским делам Ярославского областного суда.

На телефон истца стали поступать звонки и приходить СМС от лиц, представляющихся работниками коллекторских агентств, что требования об уплате задолженности предъявляются коллекторами При этом, обращавшиеся к истцу лица обладали полной и достоверной информацией по движению денежных средств по счетам гражданина, о номере телефона, о фамилии, имени, отчестве, месте жительства, дате и месте рождения, о паспортных данных.

Заявитель полагал, что банк не имело право без его согласия передавать персональные данные субъекта коллекторским агентствам, которые злоупотребляют полученными правами и производят на его телефон звонки в вечернее и утреннее время, по выходным и праздничным дням, угрожают ему.

Доводы заявителя: ему, после неуплаты в срок задолженности по кредиту ежедневно стали поступать звонки от неизвестных лиц с требованиями о погашении задолженности по кредитной карте. В дальнейшем заявителем (истцом по делу) было направлено заявление в банк об отзыве согласия на обработку персональных данных.

Суд отказал в удовлетворении иска, а апелляционная инстанция оставила решение суда первой инстанции в силе по следующим основаниям:

Согласно положениям ст. 5 Федерального закона от 27 июля 2006 года N 152-ФЗ «О персональных данных» обработка персональных данных должна осуществляться на законной и справедливой основе и должна ограничиваться достижением конкретных, заранее определенных и законных целей. Как следует из материалов дела, обработка персональных данных истца Банком и передача их третьим лицам произведена в связи с неисполнением кредитных обязательств истца перед Банком, то есть обработка и передача персональных данных .коллекторам была произведена банком с вполне определенной и конкретной целью – взысканием задолженности.

При этом суд отметил, что доводы заявителя (истца и должника по кредитному договору) о недопустимости передачи персональных данных субъекта лицам, не имеющим банковской лицензии, основаны на ошибочном толковании норм материального права, поскольку в соответствии с пунктами 5 и 7 части 1 статьи 6 Закона «О персональных данных», обработка персональных данных допускается: если необходима для исполнения договора, стороной которого либо выгодоприобретателем или поручителем по которому является субъект персональных данных, в том числе в случае реализации оператором своего права на уступку прав (требований) по такому договору,

Кроме того, по мнению суда истцом не было представлено достаточных доказательств того, что телефонные звонки на его номер в вечернее время производились именно ответчиками – коллекторами.

Выводы:

Банки могут передавать ваши персональные данные, если это обусловлено необходимостью возврата просроченного кредита;

При жалобе на звонки в неурочное время или слишком частые звонки коллекторов позаботьтесь доказательствами того, что звонили именно коллекторы, или по крайней мере обоснуйте то, почему вы не можете добыть эти доказательства. А лучше – записывайте эти звонки на диктофон, благо в большинстве телефонов имеется функция записи звонков.

Вы можете обратиться к нашим специалистам по кредитным спорам для получения более правильных консультаций по вопросам кредитных взаимоотношений.

*который официальное называется Федеральный закон от 3 июля 2016 г. № 230-ФЗ «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности и о внесении изменений в Федеральный закон «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях».

Pthelovod
Александр (можно Николаич)
Александр (можно Николаич) 

  Продажный суд, рассторгая, поддержит банк и коллекторов

Сообщение Разместил Pthelovod 24 янв 2019, 08:17

Вступил в силу закон о коллекторах

Сегодня вступает в силу долгожданный закон о коллекторской деятельности, регулирующий деятельность по взысканию задолженности. Полное наименование которого: Федеральный закон от 3 июля 2016 г. № 230-ФЗ «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности и о внесении изменений в Федеральный закон «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях» (далее для упрощения мы будет называть ео законом о коллекторах, коллекторским законом и т.п.)

Конечно, трудно сказать что либо определенное об эффективности только что принятого нормативного акта о коллекторской деятельности, но тем не менее при первом прочтении закон о коллекторах производит вполне благоприятное впечатление. Кстати. обзор показавшихся нам интересными судебных тяжб с коллекторами вы можете увидеть вот тут.

Наверное, сейчас нет смысла пытаться комментировать весь закон и порядок его применения. Наверняка вскоре, по мере накопления первоначальной практики выйдет какое – нибудь указание высших судебный инстанций о порядке его применения, Поэтому остановимся только на его положениях, самых животрепещущих для подавляющей массы должников, уставших уже от коллекторских звонков и прочих проявлений их «внимания».

Прежде всего отметим, что закон «о коллекторах» не распространяется на отношения, связанные с задолженностью по коммунальным платежам (включая платежи за поставки воды и тепла, вывоз мусора), за исключением случаев, когда кредитор, жилищная управляющая компания, ТСЖ или ресурсопоставляющая организация обратились за взысканием долга в специализированную коллекторскую организацию, для которой деятельность по взысканию задолженности является основным видом деятельности.

Закон четко регулирует способы взаимодействия кредитора или лица действующего от его имени (коллектора) с должником. Среди таких способов указаны личные встречи, телефонные переговоры, телеграммы, письма. Иное взаимодействие допускается только при наличии соответствующего письменного соглашения между кредитором (его представителем) и должником. При чем должник вправе в любое время отказаться от выполнения такой договоренности письменно предупредив об этом лицо, взыскивающее задолженность.

Отдельно оговорено, что запрещено всякое психологическое воздействие на должника.

Бальзамом на сердце для должников, их родственником, соседей, коллег и просто знакомых будут положения части 5 статьи 4 закона о коллекторской деятельности, которые прямо запрещают кредиторам и прочим взыскателям взаимодействовать с указанными лицами без прямого письменного согласия должника и одновременно не выраженного несогласия этих самых третьих лиц – соседей, родственников, сослуживцев и т.п. Согласитесь, неплохая норма для должников, испытывающих немалый стресс от оттого, что по их долгам вынимают мозг их близким.

И самое вкусное: статья 7 закона о коллекторах оговаривает условия взаимодействия с должником и в частности определяет, что запрещено взаимодействие с должником:

в рабочие дни в период с 22 до 8 часов;
в выходные и нерабочие праздничные дни в период с 20 до 9 часов по местному времени по месту жительства или пребывания должника, известным кредитору и (или) лицу, действующему от его имени и (или) в его интересах;
посредством личных встреч более одного раза в неделю;
посредством телефонных переговоров — более одного раза в сутки и более двух раз в неделю и более восьми раз в месяц;
посредством SMS, телеграмм и им подобным способам — более двух раз в сутки и более четырех раз в неделю и более шестнадцати раз в месяц.*

Сам «взаимодействующий» с должником при встрече (звонке) должен представиться и сообщить от имени кого он действует.

При этом для взаимодействия с должником по вопросам уплаты просрочки кредитору (лицу им нанятому) разрешается: « использовать только абонентские номера, выделенные на основании заключенного между кредитором или лицом, действующим от его имени и (или) в его интересах, и оператором связи договора об оказании услуг телефонной связи». То есть все эти «звонильные» агентства, набирающие сотрудников из тех, кто «не поступил» в пролете.

Законом установлены требования к организациям и лицам, занимающимся деятельностью по взысканию задолженности. Не будем перечислять все, отметим только, что у такой организации должно быть чистых активов на 10 миллионов рублей, так что фирмы-однодневки здесь «не пляшут». Кроме этого, такая организация должна быть включена в специальный реестр и деятельность по взысканию задолженности должна быть основным видом ее деятельности.

Передавать просроченную задолженность для взыскания банки могут не абы кому, а только иным кредитным организациям, имеющим соответствующую лицензию или специализированным организациям, указанным в предыдущем абзаце.

И наконец. Как известно, суровость российских законов смягчается необязательностью из применения, поэтому вслед за коллекторским законом был принят федеральный закон от 3 июля 2016 г. № 231-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности и о внесении изменений в Федеральный закон «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях»», которым устанавливается административная ответственность за нарушения деятельности по взысканию задолженности вплоть до полумиллионных штрафов.

Эти положения действуют с 1 января 2017 года.

Pthelovod
Александр (можно Николаич)
Александр (можно Николаич) 

  Продажный суд, рассторгая, поддержит банк и коллекторов

Сообщение Разместил Pthelovod 24 янв 2019, 13:21

"Уголовный кодекс Российской Федерации" от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 27.12.2018) (с изм. и доп., вступ. в силу с 08.01.2019)
УК РФ Статья 159. Мошенничество

1. Мошенничество, то есть хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием, -
наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.
(в ред. Федерального закона от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

2. Мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, а равно с причинением значительного ущерба гражданину, -
наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового.
(в ред. Федерального закона от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

3. Мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере, -
наказывается штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового и с ограничением свободы на срок до полутора лет либо без такового.
(в ред. Федеральных законов от 27.12.2009 N 377-ФЗ, от 07.03.2011 N 26-ФЗ, от 07.12.2011 N 420-ФЗ, от 29.11.2012 N 207-ФЗ)

4. Мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере или повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение, -
(в ред. Федерального закона от 29.11.2012 N 207-ФЗ)

наказывается лишением свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.
(в ред. Федеральных законов от 27.12.2009 N 377-ФЗ, от 07.03.2011 N 26-ФЗ)

5. Мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, если это деяние повлекло причинение значительного ущерба, -
наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового.
(часть 5 введена Федеральным законом от 03.07.2016 N 323-ФЗ)

6. Деяние, предусмотренное частью пятой настоящей статьи, совершенное в крупном размере, -
наказывается штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового и с ограничением свободы на срок до полутора лет либо без такового.
(часть 6 введена Федеральным законом от 03.07.2016 N 323-ФЗ)

7. Деяние, предусмотренное частью пятой настоящей статьи, совершенное в особо крупном размере, -
наказывается лишением свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.
(часть 7 введена Федеральным законом от 03.07.2016 N 323-ФЗ)
Примечания.
1. Значительным ущербом в части пятой настоящей статьи признается ущерб в сумме, составляющей не менее десяти тысяч рублей.

2. Крупным размером в части шестой настоящей статьи признается стоимость имущества, превышающая три миллиона рублей.

3. Особо крупным размером в части седьмой настоящей статьи признается стоимость имущества, превышающая двенадцать миллионов рублей.

4. Действие частей пятой - седьмой настоящей статьи распространяется на случаи преднамеренного неисполнения договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, когда сторонами договора являются индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации.
(примечания введены Федеральным законом от 03.07.2016 N 323-ФЗ)

Pthelovod
Александр (можно Николаич)
Александр (можно Николаич) 

  Продажный суд, рассторгая, поддержит банк и коллекторов

Сообщение Разместил Pthelovod 29 янв 2019, 18:21

Звонили с первого коллекторского, предложили по акции оплатить долг, согласилась, сказали, что смс напишут реквизиты куда я могу производить оплату, это наверное афёра?

Здравствуйте. Может быть да, а может быть и нет - нужно смотреть условия Вашего договора и куда предлагают оплатить. Всякое бывает, иногда вполне можно погасить кредит по акции, но чаще это обман.

Скорее всего да, но возможно и нет. Если вашему долгу более 3 лет, последний платеж вы делали более 3 лет назад, то срок исковой давности истек и никто с вас ничего не взыщет, отправляйте в суд.

В случае, если коллекторы ведут себя не адекватно, обращайтесь в прокуратуру с жалобой на их действия.

ФЗ «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности» и ФЗ «О микрофинансовой деятельности и МФО» в ред. от 03.07.2016 г.

Законом предусмотрены следующие ограничения:

3. По инициативе кредитора или лица, действующего от его имени и (или) в его интересах, не допускается непосредственное взаимодействие с должником:

1) в рабочие дни в период с 22 до 8 часов и в выходные и нерабочие праздничные дни в период с 20 до 9 часов по местному времени по месту жительства или пребывания должника, известным кредитору и (или) лицу, действующему от его имени и (или) в его интересах;

2) посредством личных встреч более одного раза в неделю;

3) посредством телефонных переговоров:

а) более одного раза в сутки;

б) более двух раз в неделю;

в) более восьми раз в месяц.

4. В начале каждого случая непосредственного взаимодействия по инициативе кредитора или лица, действующего от его имени и (или) в его интересах, должнику должны быть сообщены:

1) фамилия, имя и отчество (при наличии) физического лица, осуществляющего такое взаимодействие;

2) фамилия, имя и отчество (при наличии) либо наименование кредитора, а также лица, действующего от его имени и (или) в его интересах.

5. По инициативе кредитора или лица, действующего от его имени и (или) в его интересах, не допускается направленное на возврат просроченной задолженности взаимодействие с должником посредством телеграфных сообщений, текстовых, голосовых и иных сообщений, передаваемых по сетям электросвязи, в том числе подвижной радиотелефонной связи:

1) в рабочие дни в период с 22 до 8 часов и в выходные и нерабочие праздничные дни в период с 20 до 9 часов по местному времени по месту жительства или пребывания должника, известному кредитору и (или) лицу, действующему от его имени и (или) в его интересах;

2) общим числом:

а) более двух раз в сутки;

б) более четырех раз в неделю;

в) более шестнадцати раз в месяц.

Согласно ст.6 Федеральный закон от 3 июля 2016 г. N 230-ФЗ

ФЗ «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности» и ФЗ «О микрофинансовой деятельности и МФО» в ред. от 03.07.2016 г.

2. Не допускаются направленные на возврат просроченной задолженности действия кредитора или лица, действующего от его имени и (или) в его интересах, связанные в том числе с:

1) применением к должнику и иным лицам физической силы либо угрозой ее применения, угрозой убийством или причинения вреда здоровью;

2) уничтожением или повреждением имущества либо угрозой таких уничтожения или повреждения;

3) применением методов, опасных для жизни и здоровья людей;

4) оказанием психологического давления на должника и иных лиц, использованием выражений и совершением иных действий, унижающих честь и достоинство должника и иных лиц;

5) введением должника и иных лиц в заблуждение относительно:

а) правовой природы и размера неисполненного обязательства, причин его неисполнения должником, сроков исполнения обязательства;

б) передачи вопроса о возврате просроченной задолженности на рассмотрение суда, последствий неисполнения обязательства для должника и иных лиц, возможности применения к должнику мер административного и уголовно-процессуального воздействия и уголовного преследования;

в) принадлежности кредитора или лица, действующего от его имени и (или) в его интересах, к органам государственной власти и органам местного самоуправления;

6) любым другим неправомерным причинением вреда должнику и иным лицам или злоупотреблением правом.

3. Если иное не предусмотрено федеральным законом, кредитор или лицо, действующее от его имени и (или) в его интересах, при совершении действий, направленных на возврат просроченной задолженности, не вправе без согласия должника передавать (сообщать) третьим лицам или делать доступными для них сведения о должнике, просроченной задолженности и ее взыскании и любые другие персональные данные должника.

4. Согласие, указанное в части 3 настоящей статьи, должно быть дано в виде согласия должника на обработку его персональных данных в письменной форме в виде отдельного документа.

Pthelovod
Александр (можно Николаич)
Александр (можно Николаич) 

  Продажный суд, рассторгая, поддержит банк и коллекторов

Сообщение Разместил Pthelovod 01 фев 2019, 12:25

№ 11-54/2014 ОПРЕДЕЛЕНИЕ 14 мая 2014 года г. Екатеринбург
Железнодорожный районный суд г. Екатеринбурга в составе председательствующего судьи Масловой С.А., при секретаре Казыхановой А.Ф.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению ОАО «Промсвязьбанк» в лице Екатеринбургского филиала о выдаче судебного приказа о взыскании задолженности по кредитному договору с Коваленко В.В., Ворончихина С.А., Демиденко Д.А., Кренева А.А.

по частной жалобе заявителя ОАО «Первое коллекторское бюро»,

по частной жалобе взыскателя ОАО «Промсвязьбанк»

на определение мирового судьи судебного участка № 2 Железнодорожного судебного района г. Екатеринбурга Денисовой Ю.А. от 09.01.2014 об отказе в замене (стороны) взыскателя,

УСТАНОВИЛ:

оспариваемым определением мирового судьи отказано в удовлетворении заявления ОАО «Первое коллекторское бюро» в замене стороны (взыскателя) в порядке процессуального правопреемства на основании договора уступки права (требования) взыскания задолженности по кредитному договору № ***

С указанным определением не согласился заявитель ОАО «Первое коллекторское бюро», который обращался в суд с ходатайством о замене стороны (взыскателя) по данному делу, ссылаясь на факт заключения договора уступки прав требования от *** между ним и ОАО «Промсвязьбанк», на основании которого к заявителю перешли права требования к должникам по указанному гражданскому делу на основании кредитного договора № ***

В частной жалобе ОАО «Первое коллекторское бюро» просит определение мирового судьи отменить, ссылаясь то, что мировой судья неверно истолковал доказательства в деле; не обоснованно руководствовался п. 51 Постановления Пленума Верховного суда ОВ от 28.06.2012 № 17; не обоснованно применил Закона РФ «О защите прав потребителей», не принял во внимание, что замена взыскателя не влечет нарушения прав должников в исполнительном производстве, принял решение, не основанное на положениях действующего законодательства.

Взыскатель ОАО «Промсвязьбанк» также подал частную жалобу, в которой просит отменить указанное определение мирового судьи, приводя аналогичные доводы в обоснование данных требований.

В силу ч. 1 ст. 333 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации подача частной жалобы и ее рассмотрение судом происходят в порядке, предусмотренном главой 39 ГПК РФ, с изъятиями, предусмотренными частью второй данной статьи.

Частная жалоба на определение суда первой инстанции, за исключением определений о приостановлении производства по делу, о прекращении производства по делу, об оставлении заявления без рассмотрения, рассматриваются без извещения лиц, участвующих в деле (ч. 2 ст. 333 указанного Кодекса).

Согласно ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, и возражениях относительно жалобы.

Как следует из материалов дела, между ОАО "Промсвязьбанк" и Коваленко В.В. заключен кредитный договор № *** на сумму *** Исполнение обязательств заемщика по возврату суммы кредита с процентами за пользование им обеспечено поручительством Ворончихина С.А., Демиденко Д.А., Кренева А.А. на основании заключенных между ними и ОАО "Промсвязьбанк" *** договоров поручительства.

В связи с неисполнением должником и поручителями принятых по договорам обязательств по возврату суммы кредита с процентами за пользование кредитом ОАО "Промсвязьбанк" обратился в суд.

Рассмотрев заявление взыскателя, 05.10.2009 мировой судья судебного участка № 9 Железнодорожного района г. Екатеринбурга выдал судебный приказ о взыскании с указанных должников солидарно в пользу ООО "Промсвязьбанк" задолженности по кредитному договору № *** от *** в размере ***

По договору уступки прав (требований) от *** № ***, заключенному между ОАО «Промсвязьбанк» и ОАО «Первое коллекторское бюро», к заявителю перешли права требования кредитора по названному кредитному договору № ***

Отказывая в замене стороны (взыскателя) на правопреемника ОАО "Первое коллекторское бюро", мировой судья исходил из того, что при уступке права требования кредитной организации другому лицу, последнее должно отвечать требованиям кредитной организации и иметь специальное разрешение - лицензию на осуществление банковской деятельности, которую ОАО "Первое коллекторское бюро" не имеет.

При этом мировой судья руководствовался разъяснениями, данными в п. 51 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 г. N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей", о том, что Законом «О защите прав потребителей» не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, без согласия заемщика. Такое согласие заемщика из кредитного договора не следует.

Оценивая доводы частных жалоб и представленные доказательства, суд приходит к выводу о правильности таких выводов мирового судьи, учитывая, что правоотношения сторон вытекают из правоотношений по кредитованию, предоставленному банком, обладающим специальной правосубъектностью, гражданину, который является потребителем предоставляемой банком услуги, в связи с чем на правоотношения сторон распространяются положения законодательства о защите прав потребителей и законодательства, регулирующего правоотношения с участием банков.

Согласно ч. 1 ст. 44 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. Правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства.

В силу абзаца 1 пункта 1 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.

Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором (пункт 2 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно статье 384 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права.

В соответствии с пунктом 1 статьи 388 Гражданского кодекса Российской Федерации уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам и договору.

Пунктом 2 статьи 388 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.

В соответствии с пунктом 1 статьи 819 Гражданского кодекса Российской Федерации стороной по кредитному договору может быть только банк или иная кредитная организация.

В пункте 51 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 17 от 28 июня 2012 г. «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» разъяснено что, что разрешая дела по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями (физическими лицами), суд должен иметь в виду, что Законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении.

В соответствии со статьей 2 Федерального закона от 02.12.1990 года № 395-1 "О банках и банковской деятельности", банковская система Российской Федерации включает в себя Банк России, кредитные организации, а также филиалы и представительства иностранных банков.

Банк - кредитная организация, которая имеет исключительное право осуществлять в совокупности следующие банковские операции: привлечение во вклады денежных средств физических и юридических лиц, размещение указанных средств от своего имени и за свой счет на условиях возвратности, открытие и ведение банковских счетов физических и юридических лиц.

В соответствии со статьей 13 данного Закона осуществление банковских операций производится только на основании лицензии, выдаваемой Банком России в порядке, установленном Федеральным законом.

По смыслу указанных норм, кредитором по кредитному договору может выступать только банк или иная кредитная организация, обладающая специальной правоспособностью, статус которых установлен Федеральным законом "О банках и банковской деятельности".

Из анализа указанных норм следует, что смена лица в обязательстве не влечет прекращения обязательств или изменения их характера. Однако, поскольку для кредитного правоотношения характерен особый субъектный состав, кредитные требования, вытекающие из кредитного договора, могут уступаться только кредитным организациям, обладающим лицензией на осуществление банковской деятельности.

Как следует из представленных материалов дела, заявитель, право требования которому уступлено ОАО «Промсвязьбанк», по заключенному между банком и Коваленко В.В. кредитному договору от *** кредитной организацией не является и не имеет лицензии на осуществление банковской деятельности.

Уступка требования банком прав по кредитному договору, заключенному с гражданином, другому лицу, не обладающему специальным правовым статусом, которым обладал первоначальный кредитор, нарушает права гражданина - потребителя финансовых услуг.

Кредитным договором от *** в п. 8.7.4.3, предусмотрено условие о неразглашении каким-либо способом третьим лицам информации, содержащейся в договоре, за исключением передачи информации третьим лицам в целях заключения банком сделок в связи с реализацией прав банка по договору и/или обеспечению, включая уступку прав требования.

Из буквального содержания данного условия не следует, что сторонами достигнуто соглашение об уступке права требования банком по договору третьим лицам, не имеющим статус банковской (кредитной) организации, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, не гарантирующим сохранение банковской тайны.

Иные доказательства, содержащие сведения о том, что заемщик давал согласие банку об уступке права требования по договору иным лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, суду не представлены.

Помимо того, при уступке права требования возврата кредита субъекту небанковской сферы кредитная организация передает информацию, составляющую банковскую тайну, в нарушение норм как общегражданского, так и специального законодательства.

Согласно статье 6 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных» обработка персональных данных осуществляется с согласия субъекта персональных данных на обработку его персональных данных.

В силу пункта 2 статьи 857 Гражданского кодекса российской Федерации банк гарантирует тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте.

В соответствии со статьей 26 Федерального закона от 02 декабря 1990 года № 395-1 «О банках и банковской деятельности» кредитная организация, Банк России, организация, осуществляющая функции по обязательному страхованию вкладов, гарантируют тайну об операциях, о счетах и вкладах своих клиентов и корреспондентов. Все служащие кредитной организации обязаны хранить тайну об операциях, счетах и вкладах ее клиентов и корреспондентов, а также об иных сведениях, устанавливаемых кредитной организацией, если это не противоречит федеральному закону.

Положениями данной нормы определен объем предоставляемой информации и установлен круг лиц, которым кредитные организации и банки могут предоставлять информацию по счетам и вкладам физических лиц.

Таким образом, к информации, составляющей банковскую тайну, относятся сведения об операциях, о счетах и вкладах клиентов и корреспондентов, а также сведения о клиенте.

При таких обстоятельствах нарушение банковской тайны, неизбежно сопутствующее исполнению договора цессии, свидетельствует о недействительности такого договора в силу ничтожности, как противоречащего закону, в частности статьям 168, 388 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Кредитная организация не вправе передавать право требования по указанному договору организации, которая не имеет статус кредитной. В связи с чем договор об уступке права требования, как не отвечающий требованиям закона, в частности статьям 2, 13 Федерального закона "О банках и банковской деятельности", в силу статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации является ничтожным.

В соответствии с пунктом 1 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Суду не представлено доказательств тому, что кредитный договор № ***, из которого вытекают требования, расторгнут, в связи с чем кредитное обязательство трансформировано в обычное денежное, в котором личность кредитора не имеет значение для должника, а взыскатель не должен обладать специальной правосубъектностью.

Заявляя требования о замене стороны (взыскателя), заявитель не представил доказательств в подтверждение факта тому, что исполнительное производство на основании судебного приказа, выданного по настоящему делу, возбуждено и в настоящее время имеется такая стадия гражданского судопроизводства по данному делу. Таких доказательств в деле не имеется.

С учетом изложенного, приводимые в частных жалобах доводы, суд находит необоснованными.

Каких-либо нарушений, являющихся основаниями для отмены определения мирового судьи, не допущено. Поэтому обжалуемое определение подлежит оставлению без изменения, частные жалобы без удовлетворения.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ОПРЕДЕЛИЛ:
определение мирового судьи судебного участка №2 Железнодорожного судебного района г. Екатеринбурга Денисовой Ю.А. от 09.01.2014 об отказе в замене (стороны) взыскателя - оставить без изменения, частные жалобы ОАО «Первое коллекторское бюро», ОАО «Промсвязьбанк» - без удовлетворения.

Определение вступает в законную силу со дня его принятия.
Судья подпись С.А. Маслова

Pthelovod
Александр (можно Николаич)
Александр (можно Николаич) 
Предыдущая страница
Следующая страница

Вернуться в Власть, менты, приставы, суд, прокуратура - против людей